Apropos | Клуб "Литературные забавы" | История в деталях | Мы путешествуем | Другое
АвторСообщение



Сообщение: 427
ссылка на сообщение  Отправлено: 20.02.12 23:03. Заголовок: Whatever works. Будь что будет


Жанр: Гонзо
Автор: Ivetta

Сложно определить жанр более точно. Скажем - это эксперимент с характером, полом, образом. История одно журналиста. История одной любви. История одной дружбы.

Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить
Ответов - 88 , стр: 1 2 3 4 5 All [только новые]


упёртый завсегдатай




Сообщение: 4701
Настроение: Печём блины!!
Фото:
ссылка на сообщение  Отправлено: 26.02.12 17:59. Заголовок: Ivetta http://jpe.r..


Ivetta

Очень сожалею, но похоже на то, что "белая ворона" здесь именно я!

Какая страшная, жуткая чернуха!!! Что должно гнездиться в душе, чтобы вылиться в такое
повествование?!
Вы призываете нас быть терпимыми к подобному сожжению собственной жизни?
На мой взгляд, это сродни оправданию наркомании и алкоголизма - именно того, что превращает
человека из категории "разумного" в "недочеловека!"
Простите, что мой голос звучит не в унисон с общим, но я подобной литературы страшусь и
стараюсь избегать...Слишком слабонервная, наверное!

-------------------------------
Абстрагироваться от фактов, затемняющих сущность явлений...
Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить



Сообщение: 439
ссылка на сообщение  Отправлено: 27.02.12 11:10. Заголовок: Wega, о терпимости я..


Wega, о терпимости я говорила не к главному герою, а к его товарищу и его ориентации. Что касается главного героя - да, что может вызывать сильное сочуствие как не сожжение собственной жизни? Чернуха? Возможно. Но не все книги о романтической любви, где-то есть страдание, жизненные ломки...Возможно это просто не для вас. Это не плохо и не хорошо. Просто это так.

Мне немного жаль, что во всем тексте разглядели лишь маты. Посыл то несколько иной, акценты тоже. Может быть я не достаточно сильно прописала смысл и он на столько слаб, что какая-то пара слов смогла отвлечь внимание от главного. А главное в том, что главный герой как гадкий утенок. Забитый, загнанный, обессиленный, опустошенный. И - да, он идет к саморазрушению в надежде на спасение. И - да, это про спасение.
Мне хотелось показать мужские страхи, стереотипы, слабости, незащищенность. Мужчина не всегда мачо, прекрасный принц или супер-герой. Он может быть таким эмоционально нестабильным, ранимым, незащищенным, озлобленным, слабым, нуждающимся в поддержке.
Мне бы хотелось чтобы каждый выбрал свое. Кто-то отвернется с отвращением, а кто-то дождется перевоплощения. И кто знает, может сказка случится. Потому, что это тоже сказка. Немного черная, но она.
Я не жду понимания или восторга. Подобный стиль действительно многих коробит. Особенно женскую аудиторию. Он больше ориентирован на мужчин, причем на достаточно узкий круг. Но, достаточно почитать того же Хантера Томпсона чтобы понять, что за его стилем, за жесткостью его изложения кроется глубокий смысл, боль, и бездна философии. Жизненной и очень эмоциональной. Мне далеко до его профессионализма. Я не волшебник. Я только учусь. Выкладывая этот роман здесь, я расчитывала на конструктивные замечания о стиле, об орфографии и т.д. - о тех замечаниях, что помогли мне отшлифовать Друга и все остальные произведения. Найти свои слабые стороны с помощью профессионального взгляда со стороны.
И предложение удалить тему все еще в силе, дабы не вызывать острую дискуссию. Желающим продолжения могу выслать на почту.

Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить



Не зарегистрирован
ссылка на сообщение  Отправлено: 27.02.12 11:54. Заголовок: Ivetta, будет очень ..


Ivetta, будет очень жаль если вы забросите этот эксперимент. Несмотря на то, что это не моя "среда обитания", не мой "способ общения", а может быть, как раз потому, что "не мой", читать вас интересно. С определением "чернуха" согласиться не могу: это жизнь, отличная от нашей привычной, но от этого она не перестаёт быть жизнью. Говорить о развитии сюжета пока рано: пока, на мой взгляд, только обозначены действующие лица (может ещё и не все) и показана их привычная "среда обитания" (какая уж есть!). А как герои себя поведут, продолжат ли разрушать себя и всё, что на пути встречается, или начнут изо всех сил карабкаться (ну, или кто-то или что-то подтолкнёт их "для ускорения"), ещё только предстоит увидеть. История может получиться и жизнеутверждающая, это как её вывернуть.

Ivetta, относительно орфографии в глаза бросилось только одно: вы пишете то об Алекс (женский род, не склоняется), то об Алексе (мужской род, склоняется). Возможно это специально, но я этого не знаю, и когда читаю "пошёл к Алекс", то понимаю, что к женщине, а когда "пошёл к Алексу". то понимаю, что вы имеете ввиду "мужскую половину натуры". Ещё раз замечу, что я не знаю вашей задумки на этот счёт, но если это сделано не специально, то стоит прошерстить текст в этом направлении.

Спасибо: 0 
Цитата Ответить
девушка в шляпке




Сообщение: 26821
ссылка на сообщение  Отправлено: 27.02.12 12:12. Заголовок: Ivetta пишет: Может..


Ivetta пишет:

 цитата:
Может быть я не достаточно сильно прописала смысл и он на столько слаб, что какая-то пара слов смогла отвлечь внимание от главного. А главное в том, что главный герой как гадкий утенок. Забитый, загнанный, обессиленный, опустошенный. И - да, он идет к саморазрушению в надежде на спасение. И - да, это про спасение.
Мне хотелось показать мужские страхи, стереотипы, слабости, незащищенность. Мужчина не всегда мачо, прекрасный принц или супер-герой. Он может быть таким эмоционально нестабильным, ранимым, незащищенным, озлобленным, слабым, нуждающимся в поддержке.


Прописали, Иветта, очень ярко прописали. Просто ненормативная лексика, видимо, забирает на себя много внимания. Мужчина, да и не только, мечущийся в поисках смысла, основы, твердой почвы, когда она уходит из под ног, - тема более чем интересная, а зная Ваши способности повернуть сюжет в совершенно неожиданном направлении, найти особые пути, предчувствую многое. И раз уж этот эксперимент начат, стоит его продолжать.

Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить





Сообщение: 3102
Фото:
ссылка на сообщение  Отправлено: 27.02.12 17:26. Заголовок: Ivetta пишет: Мне б..


Ivetta пишет:

 цитата:
Мне бы хотелось чтобы каждый выбрал свое. Кто-то отвернется с отвращением, а кто-то дождется перевоплощения.


А по-моему именно это и случается - кто-то выбирает подождать , кто-то отворачивается... Так что в этом направлении цель достигнута. И даже очень хорошо получилось, что мнения так разделились - пусть автора это не смущает! Лучше, когда вокруг творения развернулась дискуссия, чем обходить его молчанием.
Ardea пишет (в Болталке):

 цитата:
К сабжу, из-за которого возник сыр-бор. Насколько я помню, Иветта печаталась тут и ранее, и не раз доказывала свое владение словом, даже с точки зрения поклонниц классической литературы. Это ли не прямое доказательство того, что истинный талант многогранен, и умение стилизовать тексты - одна их его граней?


Эту самую мысль пыталась сформулировать с самого начала, а никак не удавалось

Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить
Главвред




Сообщение: 35585
ссылка на сообщение  Отправлено: 27.02.12 21:22. Заголовок: Меня не раз упрекали..


Меня не раз упрекали в том, что я своей критикой (или волевым решением прекращая публикацию какого-нибудь произведения на форуме) подрезаю крылья юным (или не очень) дарованиям.
Сейчас ситуация обратная - не обрезать, напротив - хочется эти крылья поддержать и дать им зеленый свет в полете.
Да - текст нарушает правила публикаций - но на каждое правило есть исключение.
Да - жестко, порой - может быть - чрезмерно.
Да - ненормативная лексика (которую я тоже, как многие, не люблю).
Но - как талантливо!
Ivetta

Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить





Сообщение: 86
ссылка на сообщение  Отправлено: 27.02.12 22:15. Заголовок: Прочла не всё, но то..


Прочла не всё, но то, что прочла, вызывает точно такие же ощущения, что и "Страх и ненависть в Лас-Вегасе" (книгу не читала, говорю именно о фильме). Значит, у Вас, Ivetta, получилось создать именно ту атмосферу, которая и замышлялась.

Из гонзо ненормативную лексику не выкинешь Как и из Гонзо Это будет уже что-то и кто-то совсем другие.
Сколько сиропного чтива с нормативной лексикой хочется выбросить и никогда не видеть! Я не фанат ругательств, но раз жанр предполагает их наличие, значит, так надо.
Если будете продолжать, прочту с начала и до конца.

Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить



Сообщение: 440
ссылка на сообщение  Отправлено: 28.02.12 11:49. Заголовок: Глава шестая Утро -..


Глава шестая

Утро - это странное аппокалиптическое явление природы, несущее за собой остатки ночных кошмаров. Все ночные несвершенности вздымаются над тобой белыми столпами огнедышащего яда. Ты видел сон и был героем. Утро делает из тебя распластанное по полу ничтожество. Во рту вяжуще-горчичный привкус, ломота в каждой косточке, подозрительное бурление в желудке – все необходимые симптомы для «Кровавого глаза». Я заставил себя выйти на кухню, взболтать коктейль и выпить его залпом. От вида содержимого холодильника стало мутить. Двенадцать. Должно быть Алекс вскрывает уже второй, а то и третий труп пока я тут бездельничаю. Появись тут Дарвин, и я послал бы его на хрен с теорией о том, что труд сделал из обезьяны человека.
Приняв прохладный душ и одевшись в старые тренировочные штаны и такую же старую толстовку (моя так сказать lucky work wear), я уселся за работу. Это значит, что массажное кресло снова расслабляюще завибрировало, и открылась новая банка сгущёнки. Рядом задымился крепкий кофе и такой же крепкий табак. Карман брюк грела маленькая, но многообещающая самокрутка. По комнате разлился диск The Band от шестьдесят девятого года выпуска. Я мурлыкал под нос, напевая с ними Офелию, и почесывая щетину на подбородке, раздумывал над статьей.
- Was it somethin' that somebody said? Mama, I know we broke the rules… Was somebody up against the law? Honey, you know I'd die for you…Да!
Больше уважения, больше внимания…О’кей, будет вам внимание.
- Детка, ты же знаешь, я умру ради тебя.
Набрав в поисковике «женские автомобильные форумы», я сразу же наткнулся на парочку довольно крупных. Ситуация становилась катастрофической. Я не знал где мне взять сил, чтобы выполнить пункт б) своего обещания. И от этого еще сильней тянуло нарушить пункт а). Анафеме! Придать вас всех анафеме! Муха-говноед была со мной солидарна.
Я позвонил Алекс.
- Да, - раздался сухой голос друга.
- У меня проблема. Я никак не могу найти повода, чтобы начать уважать женщин.
- У тебя его никогда не было.
- Я сдохну поганым шовинистом и женоненавистником и вместо гроба меня похоронят в моем старом развалившемся cls-е.
- У меня тут лежит девушка девятнадцати лет, изувеченная до неузнаваемости. В коридоре сидит ее мать. И я не знаю какими словами сказать ей, что это она. Так какие там у тебя проблемы?
- ….
- Вот и молодец.
Алекс бросил трубку, а я почему-то представил эту молодую и наверняка красивую девушку с прозрачной белой кожей и рыжими (почему рыжими?) локонами на его холодом металлическом столе (Я некрофил?!) Пункт а) безнадежен. Я пошел к холодильнику и достал бутылку водки. Две рюмки залпом: одна за девушку, вторая за Алекса. Налил третью – за себя. Никогда не мог понять как Алекс может терпеть эту работу? Я подозревал, что у него железобетонная нервная система. Но сейчас, услышав сухой и ровный тон, я понял – ему хреново. Ему чертовски хреново.
Не долго думая (если бы я всегда долго думал, то помер бы девственником) я оделся и поехал в Склиф. В метро было тихо – как это всегда бывает будничным днем. Москва работает. Я вышел на Проспекте Мира и побрел, прикуривая самокрутку. Первым по дороге попался ЗАГС, и только потом небольшой садик с П-образным корпусом патологоанатомического отделения. Ирония.
Вопреки зловещему названию, это здание вполне прилично и с виду совсем не похоже на дворец смерти и насилия. Скорее, как говорит Алекс: это дом поиска правды. А я любил правду. Я подошел к корпусу, затушил косяк и несколько поежился. Крепкое, странное опьянение начало охватывать стопы. У припаркованных машин скорой помощи стояла парочка знакомых санитаров. Я бегло поздоровался, поднялся на второй этаж, и прошел несколько темных и не слишком уютных коридоров.
Алекс часто занимался и судебной медициной. Но за последние пару лет он отошел от этого. И я надеялся, что навсегда. Это казалось слишком опасным даже для меня. Одно дело вскрывать обычный труп, и совсем другое – жертву. Ее энергия передается тебе. Ты – соучастник. Убийца. Каждая складка ее мертвого тела кричит на тебя, требуя правосудия. А ты молчишь. Откуда ему взяться? Ты молчишь, куришь и разговариваешь со вскрытой грудной клеткой. Я прикурил еще одну самокрутку и вошел в прозекторскую – единственный способ не чокнуться от этого запаха.
- Ты что тут делаешь? – удивился Алекс.
От химических средств, выпитая водка подступила к горлу. Я покачнулся и прикрыл рот рукой. Пронесло.
- Подумал, что тебе нужна помощь, - неуверенно произнес я, ожидая, что Алекс сейчас рассердится так, что закоптит меня в крематории. – Это она?
Алекс посмотрел на стол. Девушка была действительно с белой прозрачной кожей и каштаново-рыжими волосами. Тело ее было прикрыто, но под ним четко очерчивались округлые гибкие линии. Она поднялась со стола и посмотрела на меня печальными карими глазами. Ее бледные губы зашевелились, называя мое имя. Волосы на затылке ощетинились. Всей кожей я почувствовал огонь крематория. Жадные языки пламени облизывали мои колени, пытаясь подобраться к паху. Огнедышащий минет. Последняя, заключительная мелодия для флейты. Я попытался унять тремор в руках, но только сильней припечатался спиной к стене.
- Ссссссссссссуслов?! Ты что, принял? – эхом донесся до меня голос друга. – Ты что? Куришь?!
Девушка на столе кивнула. Она знала правду. Правду все знают, только не рассказывают ее. Бесчестным быть просто, а честным – опасно. Алекс угрюмо пялился на меня, пытаясь вырвать из окоченевших рук сигарету.
- Пойдем на воздух, паскуда, пока тебе окончательно не снесло башку, - он злобно встряхнул меня, снял фартук и, накинув старый тулуп, вышел, хлопнув дверью.
Девушка все еще смотрела в мою сторону. Стеклянные глаза. Развивающиеся рыжие волосы. Маргаритта. Маргаритта. Я бросился со всех ног в коридор, загребая воздух руками.
Шефер уже был на улице - сидел на корточках и лихорадочно затягивался моей же сигаретой. Руки дрожали, взгляд был устремлен перед собой. Я присел рядом. В голову пришла бредовая мысль. Возможно, она там и была, просто умело скрывалась, зная места, в которых я никогда не ковыряюсь. Мое бессознательное полезло наружу. Вывалилось через глазные яблоки и покатилось по подмерзшей улице.
- Ты что, знал ее? – решился спросить я.
Алекс покачал головой, и я с облегчением выдохнул. Не знал.
- Какой-то мудак на Камазе подрезал, - раскачиваясь, говорил Алекс. - Машина всмятку. Ребенок ведь совсем, понимаешь?
- Понимаю, - соврал я. Сейчас я ничего не понимал.
Алекс поднялся, отряхнул зеленые больничные штаны, бросил бычок и пнул его ногой. Я погасил сигарету и уже готов был войти следом за ним, как получил толчок в грудь. Алекс уперся в меня ладонью и пытался оттолкнуть от двери.
- Охренел? Я тебя в ближайшие четыре часа нянькать не собираюсь.
Я хотел поспорить с ним, но чувствовал, что он прав - я не справлюсь. Маргаритта утащит меня с собой в крематорий. Я покорно отступил. Алекс немного подумал, изучая меня. Я гордо поднял голову, хотя колени подкашивались и расползались в разные стороны. Казалось, я держу ногами большую деревянную бочку с ромом.
- До дома доехать сможешь? – я кивнул. – Точно? Хорошо.
Он обнял меня.
- Спасибо, что зашел, - улыбнулся Алекс. – Да! В метро не лезь, кретин.
Я снова коротко кивнул и, развернувшись, пошел к Сухаревской. Главным зданием на Сухаревской площади всегда был и будет центральный корпус института Склифосовского. Белый, полукруглый дом с колоннами стоит тут уже более двухсот лет, с того самого времени, как граф Шереметьев основал здесь больницу. Теперь он как-то странно выпячивал свое белое грязное пузо – словно голографическая картинка. И черт меня дери, я мог бы поклясться левой почкой, что видел как над ним пролетела бледная рыжеволосая девушка. Я должен был успеть домой, пока ксеноновые огни не сожгли меня в пепел.

Домой я приехал уже на взводе. Не скинув и куртки, сел за компьютер. Поначалу клавиатура никак не хотела концентрироваться на моих пальцах. Буквы то и дело выскальзывали и скакали по комнате. Я было бросился ловить их, но тут же передумал. Нарисую лучше новые. Маркера под рукой не оказалось, поэтому я вырезал их перочинным ножичком.
Маргаритта была рядом. Я не видел ее, но чувствовал ее присутствие. Ее ледяное юное дыхание на моей шее. Я включил Pink Floid и принялся за работу. «Как не пропасть в металле» - that’s what I have to say. Что сделать Маргаритте, чтобы не уснуть на рабочем столе патологоанатома? Какую машину выбрать? Тут пригодились советы Лёньки. Маргаритте они понравились. Она сжала холодной ладонью мою кисть в знак согласия. Когда ты сидишь в пустой квартире наедине со сверхъестественным, забитый под завязку хренью, называемой маргинальными антидепрессантами, вслушиваясь в автомобильные гудки за окном и дерзкое поскуливание дворовых щенят, то чувствуешь единение с тайной. Ты вскрываешь ее, как Алекс вскрывает труп. Есть какая-то последовательность действий. Осторожных, но уверенных.
Джереми Кларксон, на мое удивление, хорошо отзывался о женской дороге: «Я был в кабриолете Aston Martin DBS. Она - в Ferrari California, и на Сильверстоуне нам было где разгуляться. Естественно, я должен был ее сделать. Ведь у меня было на четыре цилиндра, миллион лошадей и два яйца больше. Но я не смог. Я не смог даже ее догнать» - рассказывал он об одной известной гонщице.
Я также написал о Камилле Дю Гас, выигравшей в начале двадцатого века моторные гонки «Алжир – Тулон», о Мишель Мутон и Фабриции Понс, о Ютте Кляйншмидт, покорившей Сахару. Я пытался разрушить в своей голове стереотип «молоденькая блондинка за рулем красного Volkswagen Beetle. И кажется, удалось. Я вскрыл запутанный клубок правды.
Я отправил набросок редактору, подписавшись именем Алекс и уже через пятнадцать минут получил ответное письмо. Похоже, я имею дело с адским трудоголиком. Письмо оказалось удивительно теплым. Алекс произвел должное впечатление на девушку. На меньшее я бы просто не согласился. Она писала, что рада началу работы, что надеется на продуктивное сотрудничество, бла-бла-бла в том же духе. Ни пометок, ни замечаний, ни требований переписать всё к чёртовой матери. Ничего того, к чему я привык за десять лет работы хреновым журналистом. С небольшим, но веским уточнением – напиши все это мужчина, она бы не пустила все это в печать. То есть, из уст женщины это выглядит правдиво, а не унизительно. Так она считала. Вот и пойми вас, женщины! Что скажете вы – верно, а если то же самое произнесем мы – то это уже оскорбление. Перестрелял бы феминисток, честное слово. Почему бы их вообще не переименовать в мужененавистниц? Во всяком случае, я не вижу ни одного отличия. Уважение снова стало уступать место сарказму. Я залил его неразбавленным виски и несколько приглушил атаку.
Ответ был столь же любезным письмом. Перечитал. Ужас. Кругом сплошные «рад», «готов»…Всплакнув об утерянном поле, я приписал к каждому из слов «а» и превратился в женщину. Все надежды на интересные статьи улетучились одним простым сообщением. Белье! Могу поспорить, что следующим будет вопрос о косметике. Похоже, на долго меня не хватит. Я коротко попрощался с начинающим раздражать редактором и, забеспокоившись, набрал номер друга. Часы на микроволновке отстучали одиннадцать.
- Да, - прохрипело в трубке.
- Алекс? Ты где?
- В морге, - зловеще ответила трубка.
Я поёжился. Никак не могу привыкнуть к патологоанатомичности своего товарища. У всех друзья как друзья, кто-то «На футболе», кто-то «Телек смотрю», кто-то «По бабам», кто-то «В бильярд играю», а мой «В морге».
- Хочешь, приеду? – самый идиотский вопрос, который можно было задать. Эй, приехать к тебе в морг, повеселимся? Как там девчонки? Ничего? Я стукнул себя по лбу. Хотя мысль о Маргарите уже не так пугала меня как несколько часов назад.
- Не надо, - спас мое положение Алекс. – Я скоро домой. У тебя что-нибудь осталось?
Я открыл холодильник, посмотрел на недопитую бутылку виски, упаковку пива и половину пачки пельменей.
- Всё есть, - успокоил его я.
Положив трубку, бросился в коридор. Накинул еще одну куртку поверх так и не снятой и, прихватив бумажник, выскочил на улицу. Только во дворе я понял, что похож на алкаша в своих потертых трениках и дедовском бушлате. Осталось добежать до ближайшего круглосуточного и попросить чекушку с пачкой Беломора. Я мужественно дошел до супермаркета и прошел прямо к вино-водочному отделу. Бутылка ХО, упаковка пива – должны хватить. На всякий случай я прихватил еще одну упаковку пива направился к мясному отделу.
Пару лет назад я писал статью о вегетарианстве и о том, как оно влияет на потенцию. Тогда оказалось, что женщины с опаской относятся к мужчинам-вегетарианцам. Причем даже те, которые и сами от него отказались (типичный пример двойных стандартов у женщин – что для меня хорошо, то для тебя – импотенция).
Ученые в один голос утверждали, что животный белок способствует выработке тестостерона. А, как известно тестостерон – наше всё! Правда, сами вегетарианцы считают, что у них все пучком. Ну, какой нормальный мужчина будет признаваться, что у него имеются проблемы? В результате: одни до хрипоты доказывают, что вегетарианство повышает силу и выносливость, другие – что для полноценного здорового питания человек не может отказаться от животных белков. Одни кричат, что люди близки к травоядным, другие – что мы всеядны. И ведь каждая сторона с удовольствием предоставляет факты, которые другая сторона с не меньшим удовольствием опровергает. Несмотря на этот извечный спор о пользе и вреде вегетарианства (которое я кстати представляю исключительно анорексичной девушкой, поедающей стебелёк спаржи), я сделал для себя два вывода: 1 – сторонники и противники вегетарианства – это два параллельных мира, которые никогда не придут к согласию; 2 - отказывающийся от мяса человек, это все равно, что лев-травоед. Это нарушение пищевой цепочки. А я не привык идти против природы. Поэтому, с удовольствием положил четыре крупных куска свинины для жарки в свою потребительскую корзину, и поплелся к кассам.
Дома меня встретил все еще играющий Pink Floid.

So, so you think you can tell
Heaven from Hell blue skies from Pain
Can you tell a green field
From a cold steel rail ?
A smile from a veil ?
Do you think you can tell.

Не знаю, мог ли я отличить Рай от Ада. Сейчас я не был уверен, что смогу отличить курицу от петуха. Невероятное волнение и накрывающее с головой беспокойство захлестнули меня. Я решил отвлечься готовкой. Говорят, мужчины стряпают лучше женщин. Я - тому ходячее опровержение. Несмотря на то, что большую половину своей жизни прожил один, я так и не научился готовить. Однако к приходу Алекс у меня уже был приготовлен почти царский ужин из свежей плоти без крови. Два крупных куска свинины, замаринованные и обжаренные по дедовскому рецепту (единственное, что я умею кроме пельменей и яичницы), всякая травянистая хрень в виде салата, один порезанный в ходе готовки палец, мятая пачка томатного сока и пара рюмок.
Алекс пришел усталый и бледный, с посеревшим лицом и темными кругами под глазами. Вид у него был обеспокоенный. Мы поужинали почти молча, лишь периодически чокаясь и передавая друг другу салатник.
- Как продвигается дело? – спросил я, когда мы закончили с посудой прошли в комнату.
Алекс сел в мое массажное кресло, наполнив стакан виски, а я разместился на диване. На мой вопрос он устало мотнул головой.
- Могло быть и лучше, - ответил он после долгого молчания. - Как у тебя?
Понятно, решил сменить тему. Я знал, что не смотря на то, что Алекс – совсем не женщина, он все же…женщина. И никуда не деться от этого. Я смотрел на него и видел в его глазах страх. Странно было обнаружить его в своем сильном и всегда уверенном в себе друге. Наверное наша психика устроена иначе. Женщина никогда, ни-ког-да, не привыкнет к виду насилия. Мужчина способен абстрагироваться от объекта. Смотреть на это как на работу. Недаром люди подобных профессий черствеют со временем. Эта видимая черствость не есть бездушие. Это всего лишь защитная реакция организма. Попытка выжить в предложенных ему условиях. Ведь в противном случае, можно просто сойти с ума. Я был на паре десятков вскрытий и знаю, что говорю.
- Статью приняли, - ответил я.
- Ты ее изменил?
- Угу…
Он подошел к моему ноуту и стал читать. Я напряженно ждал вердикта моего лучшего и самого честного критика.
- Не плохо, - кивнул Алекс. – Хорошо про Кляйншмидт написал.
- Тебе нравится?
- Да, - улыбнулся он. – А что редактор?
- Она мужененавистница.
Алекс рассмеялся.
- Серьезно, - сдерживая улыбку, произнес я. – Она прищемила мои права.
- Да, ты всегда говоришь об этом серьезно. А кто такая Маргаритта?
- Ну, - я замялся. – Так, есть одна.
- Саня, докуришься до госпитализации. Это я тебе гарантирую, - Алекс выразительно постучал по лбу.
- Знаешь что? Кажется ты ей понравился.
- Кому? Маргаритте?
- Нет, труповскрыватель, редакторше.
- Не я, а ты. Ты ведь у нас гениальный прозаик.
- Да пошел ты, - отмахнулся я, наливая нам еще виски.
- Еще раз увижу тебя в таком коматозе на улице, самолично убью. И какого хрена ты ноутбук искромсал?
Что тут скажешь? Истина требует жертв. Жертв и мяса. К черту вегетарианство. Мы – животные. Так к чему все эти ужи на сковородке в виде дешевой толерантности и бездушного цинизма? Я никого не убил. Я всего лишь ем то, что мне полагается. Пищевая цепь замкнулась. Я слышал ее щелчок, раздавшийся как из полного стакана виски. Булькнул и щелкнул.

And did they get you to trade
Your heroes for ghosts ?
Hot ashes for trees ?
Hot air for a cool breeze ?
Cold comfort for chains ?
And did you exchange
A walk on part in the war
For a lead role in a cage

Мог ли я различить рай от ада? Нет. И вряд ли кто либо смог бы. Уснули мы во втором часу. Я лежал, слушая, как рядом сопит мой товарищ и почему-то улыбался в подушку. По дому ходила рыжеволосая и напевала:

We're just two lost souls
Swimming in a fish bowl…



Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить



Сообщение: 441
ссылка на сообщение  Отправлено: 28.02.12 11:49. Заголовок: Глава седьмая Про..




Глава седьмая

Проснулся я от мягкой щекотки подмышкой. Открыв глаза, обнаружил под ней голову Алекс. Нежный, беспомощный и немного смешной. Сколько прошло времени? Какой сейчас год? Я попытался высвободиться от запутавшегося в ногах одеяла и получил сильный толчок под ребро. Алекс заёрзал и открыл глаза.
- Который час? – промямлил он пересохшим ртом.
- Как говорил мой дед: время срать, а мы не жрали.
Алекс сполз на пол и прошлепал мимо кровати.
- Эй, - заметил я. – Что-то грудь больше стала.
- Чего? – Алекс в недоумении остановился и поправил съехавшие боксеры.
- Сиськи, говорю, больше стали.
Я выразительно изобразил буфера на своей волосатой груди. Алекс сердито сдвинул брови, машинально потянулся к груди, смяв футболку, и красноречиво вытянул средний палец, который всем своим видом выражал то благородное презрение, какое сейчас испытывал его хозяин.
- Укурок.
Затем Шефер протопал на кухню громыхать грязной посудой в поисках кофейных чашек. Обычно, в моем доме это делает женщина. К примеру та самая, которая бросила меня накануне дня моего рождения. Красивая породистая сучка – как выразился бы Есенин. И тут я как никогда был с ним солидарен. Живешь себе, пьешь, куришь, ругаешься матом, не строишь планов, не таскаешь за спиной стремянку, готовый по первому зову снять звезду с грёбанного неба, и тут появляется «молодая красивая дрянь» и калечит твою девственную психику. Казалось бы, набери легких в воздух, и крикни: «Мне бы вон ту, сисястую, она глупей»…но ты только утыкаешься в острые коленки, затянутые в дорогие чулки, и всхлипываешь «дорогая, я плачу…прости…прости…»
Но это был не тот случай. Сейчас на кухне гремел посудой мой лучший друг. И это было куда значительней, чем тысяча поднебесных дряней.
- Ты что, обиделся? – тихо спросил я, приобнимая его за плечи.
- Ты меня сейчас еще оладьи попроси приготовить для полного счастья, - огрызнулся Алекс.
- Да ладно тебе, - я выхватил из-под его руки засохший со вчерашнего дня кусок свинины и стал остервенело разжевывать его. – Я пошутил.
- Что, правда, выросли? – разочарованно произнес Алекс.
- Не бери в голову, - прочавкал я.
Вот ведь…Одни женщины сокрушаются из-за того, что у них маленькая грудь, а другие – что вдруг выросла. Дисбаланс. Нашей планетой правит дисбаланс. Дисбаланс – царь всея Земли. Я тряхнул головой, вышвыривая готовые навязаться в нее мысли. Не сегодня.
- Ты чего такой довольный, а? – угрожающе пихнул меня в плечо Алекс. – Ты чего лыбишься, а?
- Настроение хорошее, - честно признался я, сам не понимая природу своего настроения.
- Настроение значит… - Алекс дал мне подзатыльник. – Настроение у него хорошее, сиськи у него выросли…
- Не у меня, - перебил я. – У тебя. Так что?
- Что: что? – начинал беситься Алекс.
- Оладьи то будут?
- По роже тебе сейчас будет. По-ро-же, - по слогам выкрикнул Шефер прямиком в мое ухо.
- С тебя оладьи, с меня кофе, - контужено отозвался я.
- Это еще почему?
- Потому.
- Требую более развернутого ответа, - покачал головой Алекс, скрестив руки на груди.
- Потому, что если я приготовлю оладьи, то тебе придется…кто у вас там лучший вскрыватель? Семенов? Позвони ему сразу.
- Принято, - выдохнул Алекс, и зарылся в шкаф в поисках подходящих продуктов. – Яйца то у тебя есть? – донеслось с нижней полки.
- Яйца всегда при мне, - гордо ответил я, зачем-то проверив при мне ли они.
- Какое же ты грязное животное, - брезгливо выдавил Алекс, вылезший из шкафа как раз в тот момент, когда я схватился за мошонку.
- Тебе что, романтику сюда подать?
- Обойдусь, - фыркнул Алекс.
Уже через пятнадцать минут мы уплетали оладьи, залив их сгущенным молоком и хлебали горячий чабрец. Чабрец – наше всё! Даже для Алекса, которому не грозит импотенция.
Мы честно разыграли место у груды грязной посуды, и пока проигравший Алекс потел перед раковиной, хмурый и сосредоточенный, я пошел к дедовскому бюро с потайными шкафчиками. Пункт «Г», любовно упакованный по всем правилам хорошего тона, лежал между «Божественной комедией» и «Пигмалионом». Я взял самокрутку и вернулся на кухню.
- Что это? – кивнул в мою сторону Алекс.
- Лекарство от геморроя, - объяснил я, прикуривая.
Раскурив сигаретку, я выпустил густое облако дыма – туман, застилающий разум. Блаженный туман. Низ живота потеплел, как после изнурительного секса, возвращая мне вчерашнее состояние. Я протянул сигарету Алекс. Тот сделал то же самое, чуть дольше обычного задерживая во рту дым, и выпустил его тоненькой струйкой. Туман полился по его подбородку, шее. Алекс снова затянулся и на этот раз выдохнул через нос.
Вскоре мы уже распластались в гостиной – два полуголых идиота, включив Джеймса Брауна, и подпевали ему осипшими голосами.
Try me Try me…
Darlin’ tell me…
I need you
Try me Try me
And your love will always be true
Oh I need you…
- Отрежу их на хрен, - вдруг сказал Алекс.
- Что отрежешь? – испугался я. – Яйца?
- Ты помешался на яйцах.
- На них все помешаны.
- Сиськи.
- Да, на сиськах тоже все помешаны, - согласился я, но тут меня осенило. - Спятил?
Алекс пожал плечами, будто это само собой разумеющееся событие и изрек самый веский аргумент, какой только мог придумать:
- Они мне мешают.
- Собираешься кросс бежать?
- Нет, - сдавленно произнес Алекс, скривив физиономию, будто съел что-то горькое. – Они мне жить мешают. Душат они меня, душат…
Он оттянул ворот футболки, словно грудь действительно сейчас подползет к его шее и обхватив сосками задушит, пульсируя и трепыхая.
- Хей, не загоняйся, - притормозил его я, заметив опечаленное лицо. - Мы уже обсуждали твои перевоплощения. Под нож я тебе лечь не дам, ясно?
- Моя грудь – мое дело.
- Нет! – жестко сказал я.
Пару лет назад мы уже обсуждали этот вопрос. Алекс нельзя под нож. Никак нельзя – я был в этом уверен. Он никогда не жаловался на то, что его мозг испытывает дискомфорт в этом теле. Тело тоже не испытывало дискомфорта от ношения такого мозга. А значит, ни о какой операции не могло идти и речи.
- Почему нет? – вдруг как-то по-детски мягко спросил он.
- Я и так чувствую себя педиком рядом с тобой. Если ты отрежешь последнюю нить, связывающую меня с моей гетеросексуальностью – я пропал.
- Ты такой непрошибаемый идиот, - улыбнулся Алекс. – Такой…идиот…
- Ну, да, - кивнул я.
- Кретин.
- Ага.
- Придурок.
- Именно.
- Гермафродит, - неожиданно расхохотался Алекс.
- Это к чему сейчас было? – удивился я.
- У меня другие прилагательные закончились.
- И кто из нас после этого идиот? – я удрученно покачал головой, сохраняя серьезное выражение лица, но вскоре и сам расхохотался. – Вот ты дурилааааааааааааааа….
- Дурила с сиськами, - уточнил Шефер.
- С большими сиськами!
- Сисечный дурила!
- Сисерила!
- Дуросись!

Нашу вакханалию прервал телефонный звонок. Я похлопал себя, убедившись, что валяюсь на полу в одних трусах, в которых не оказалось мобильника, стал рыскать опьяневшими глазами по комнате. О, вот он! На столе.
- Тц..тц.. – позвал я, похлопывая себя по голому бедру. Жалкие, порнографические шлепки, способные возбудить разве что престарелого импотента.
- Что ты делаешь? – заинтересовался Алекс, подползая поближе.
- Мне лень вставать, - объяснил я.
- Думаешь, приползет?
Алекс сосредоточенно посмотрел на мобильник, словно присутствовал на сеансе телекинеза.
- Ну, ты же приполз, - заметил я.
Однако, телефон не хотел ко мне, собственно как и я к телефону. И было совершенно не важно - кто пытается до меня дозвониться. Даже, если это будет сам Альберт Хофман с предложением получить LSD из его личных адских запасов.
Мобильник все не затыкался. Мы насчитали семьдесят девять секунд ожидания. Следующий звонок был чуть короче – шестьдесят пять. Следующий – сорок четыре. Звонарь явно терял терпение, грозя оставить нас с Алекс без удовольствия.
- На сколько ты можешь задержать дыхание под водой? – вдруг спросил Алекс.
- Ну, - я взъерошил волосы на груди. – Секунд двадцать, может двадцать пять, смотря кто будет считать.
- Тогда подними зад и сними трубку.
- Почему я?
- Потому, что я могу задержать дыхание на полторы минуты, - победоносно объявил Алекс.
- Это мы сейчас проверим, - сказал я, хватая друга за нос. Тот отчаянно забрыкался, глядя в мое злорадно ухмыляющееся лицо.
- Раз, два, три… - считал я пока Алекс бился, пытаясь высвободиться. Дойдя до пятнадцати мне вдруг наскучило считать. Я выпустил нос друга, подкрался на четвереньках к телефону, но увидев имя на дисплее, готов был взвыть. - Твою же ж мать!!! Это Теремова. Теремок!
- Сними и спроси кто там живет, - подал дельную мысль Шефер.
Одна половина моего мозга понимала, что звонит главный редактор. И если он звонит так настойчиво, значит что-то серьезное. Но другая половина очень хотела нажать на зеленую кнопку и спросить «Кто в теремочке живет? Кто в невысоком живет?» От одной этой мысли меня охватил приступ смеха. Меня трясло так, что даже глаза заслезились.
Когда мужчина слишком пьян, то становится чрезмерно самонадеян. Вдруг начинает верить, что может протрезветь в любую секунду. Всё может происходить только по его велению. Земля начинает крутиться только по его приказу. Он – сила гравитации! И вот эта сила уже стоит вхламину, щелкает перед распухшим носом пальцами, приказывая себе: Проснись! Поправь рожу! Давай! Возьми трубку! Ты трезв как слеза младенца!
- Возьми трубку! – раздалось в унисон с моей головой откуда-то извне.
Я оглянулся, не сразу сообразив, что звук исходит из Алекса. Он распластался в массажном кресле и трясся, рисуя на потолке схему строения желудочно-кишечного тракта.
- Ты – Алекс Шефер. Ты и бери, - крикнул я, швырнув в него телефоном.
- Ладно, - угрожающе произнес Алес, прервав свое занятие, и подобрал телефон. – Сам напросился.
Осознав всю плачевность ситуации, укуренного Алекса и собственные шансы на жизнь после семи пропущенных звонков, я кинулся на план-перехват, но опоздал. Либо я двигался слишком медленно, либо Алекс слишком быстро. Либо мы двигались одинаково, но в разных измерениях. Он снял трубку и вкрадчиво произнес «Helooooooo». С обратной стороны что-то защебетало. Он от удовольствия улыбнулся так, что я услышал, как заурчал его желудок.
- Задание…- промычал Алекс.
- Трусы…трусы… - зашептал я. – Все, что угодно, только не трусы.
- Кто здесь трус? – тем же шепотом зашипел Алекс, прикрывая трубку ладонью. Как же некстати иногда бывает великий могучий родной язык!
- Да не тру’сы, а трусыыыыыыыыыы’, - взорвался я хлопнув кулаком по лбу и для пущей убедительности оттянул резинку своих трусов.
Алекс кивнул и продолжил разговор с тем невозмутимым видом, с каким он наверное разговаривает со своими пациентами. Наконец я накалился до той степени, когда мысль о том, что если ты не сунешь прямо сейчас голову под холодную воду, то взорвешься, грозится преследовать тебя с параноидальной упёртостью. Я пошел в ванну, включил душ и встал под него, чувствуя, как с тела поднимается пар как с разгоряченной сковородки.
- О’кей…угу…- мычал Алекс, когда я вернулся к нему, переодевшись и… переродившись.
Он положил трубку и взглянул на меня своей чертовски привлекательной полуулыбкой.
- Ну? – подтолкнул его я, видя, что он и не собирается начинать.
- Статью дали в печать. Новое задание она бы хотела обсудить лично, так как у нее скопился ряд вопросов…Завтра у вас свидание.
- У нас? – переспросил я, решив, что ослышался. Алекс кивнул. – Что ты киваешь как баран? Шефер?! Ты в своем уме?! Какое свидание?!
- Эоу…эоу…эоу…майна! – зажестикулировал Алекс. – Деловая встреча. Пойдешь, расскажешь какая ты умница.
- Ты что, сказал ей правду?
- Не-ет, - как-то неуверенно произнес он. – К-ка-жется не-ет.
Я решил, что наступил момент Каина и Авеля, и угрожающе двинулся на Алекса. Все равно ведь подохнет, собака. Так лучше уж пусть от любящей руки.
- Молился ли ты на ночь, Дездемон? – свирепо зарычал я, вытянув перед собой руки.
- Вот тебя накрыло…- испуганно воскликнул Алекс.
Я добрался до кресла, где он сидел замерев и почти не дыша, сполз к изголовью, запахнув халат и откинув голову на мягкую ручку.
- Так ты поедешь завтра? – после недолгого молчания переспросил я.
- Не могу. У меня вскрытие.
- Вскрытие…вздутие…Что же мне делать?
- Позвоним и перенесем.
- Да, наверное…наверное…
Алекс что-то раздумывал. Мне даже казалось, что я слышу как скрипит его мозг за костной тканью. И тут меня настигло абсолютное и беспредельное умиротворение. Сладчайшее из всех человеческих состояний. Наркотик становится наркотиком, только если ты наркоман. А я не наркоман. Я романтичный эгоист. Эгоист, пребывающий в чудесной беспространственной абстракции. И сейчас вполне осилил бы отличить Heaven from Hell blue skies from Pain…Yeah! Это был самый обыкновенный бессмысленный день. В жизни каждого человека должен быть такой. Время, наполненное несуразицей и пустотой. Единственное время, когда ты по-настоящему отдыхаешь. Пытаясь сэкономить на минутах, рискуешь потерять годы. Получится как с латынью - все о нем знают, а язык мертв.
«Audentes fortuna juvat» - Смелым помогает судьба - «Audentes fortuna juvat».


Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить



Сообщение: 442
ссылка на сообщение  Отправлено: 28.02.12 11:52. Заголовок: Не ожидала такого ре..


Не ожидала такого резонанса
Скрипач не нужен, да, вдохновение пришло именно от Страха и ненависти, надеюсь, я к ним хоть на немного приблизилась.

Большое спасибо за дискуссию, за поддержку и за критику!!
Хелга, apropos Я надеюсь, не подведу ваших ожиданий!!!

Мариета

Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить



Не зарегистрирован
ссылка на сообщение  Отправлено: 01.03.12 06:04. Заголовок: Ivetta, спасибо за о..


Ivetta, спасибо за очередные кусочки! Читается легко.
И несколько мелких замечаний по тексту. Специально я их не выискивала, только то, что, так сказать, на поверхности.

 цитата:
Бутылка ХО, упаковка пива – должны хватить.


"должно хватить" - множественного числа там никак не может быть: это гл. герою с товарищем "должно хватить".

 цитата:
Тогда оказалось, что женщины с опаской относятся к мужчинам-вегетарианцам. Причем даже те, которые и сами от него отказались...


Вероятно второе предложение должно начинаться как-то так "Причем даже те, которые и сами отказались от мяса...", иначе выходит, что женщины отказались от мужчины-вегетарианца ;-) (да ещё в единственном числе)

 цитата:
- Гермафродит, - неожиданно расхохотался Алекс.
- Это к чему сейчас было? – удивился я.
- У меня другие прилагательные закончились.


Собственно, закончились не прилагательные, а скорее эпитеты :-) (у вас в тексте одни существительные фигурируют)

Ну, и наконец, то, о чём я уже писала - род Алекс/Алекса. Гл. герой декларирует, что всегда считал Алекса (м.р.) мужчиной. Но вот когда вы от лица героя перестаёте склонять это имя, то выходит, что герой всё ещё мечется и никак не может определить кем же ему считать друга (не спорю, может так и надо!). Вот, чтобы было ясно о чём говорю, напр., тут

 цитата:
Алекс нельзя под нож. Никак нельзя – я был в этом уверен. Он никогда не жаловался на то, что его мозг испытывает дискомфорт в этом теле.


Т.е. раз вы от лица героя пишете "Алекс нельзя под нож", то в данном случае Алекс - без вариантов женщина (иначе должно быть "Алексу нельзя под нож"), а в следующем предложении герой рассуждает об Алексе, именно как о мужчине, используя местоимение "он". Вот мне как читателю, важно понять кем, на данном этапе повествования, является Алекс для героя - однозначно мужчиной или он постоянно балансирует на грани, стараясь найти определение, подходящее к данному моменту.

Спасибо: 0 
Цитата Ответить



Сообщение: 443
ссылка на сообщение  Отправлено: 01.03.12 11:49. Заголовок: Inn спасибо большое ..


Inn спасибо большое за подробный анализ. Правлю ошибки в процессе. Спасибо, что обращаете на них внимание!

Вы знаете, я все еще не могу определиться с тем склонять или не склонять Алекс. И возможно надо более осознанно подойти и склонять его в тех моментах где нужно больше жесткости. Признаюсь, не задумывалась об этом когда писала. Я просто не знала как правильно. Видимо поэтому он у меня то мужчина - то женщина. Хотя, это вполне подходит его характеру)

Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить



Не зарегистрирован
ссылка на сообщение  Отправлено: 01.03.12 12:50. Заголовок: Ivetta, насчёт склон..


Ivetta, насчёт склонения Алекс/Алекса вам надо определиться, можно сказать, в двух случаях. Первый случай, это когда повествование ведётся от автора (там где идёт именно авторский текст, описание происходящего действия - "взгляд со стороны"), имея ввиду, что автор, в отличие от героя, не может "шарахаться" в выборе пола (изменить взгляд автор может, а сбиваться с одного пола на другой в пределах небольшого отрывка - нет). Ну, а второй случай, понятное дело ;-), когда о друге говорит гл. герой: он-то взахлёб может путаться ОН у него друг или ОНА, но вы, как автор, всё равно должны это отслеживать ;-), нужно ли вам такое читательское восприятие Алекс/Алекса в каждом конкретном случае. В общем, как я уже писала, если имя Алекс вы не склоняете, то хотите вы того или нет, но по правилам русского языка Алекс - без вариантов женщина :-), если склоняете (то также без вариантов) - мужчина [Алекс (им.п.), Алекса (род.п), Алексу (дат.п), Алекса (вин.п.), Алексом (тв.п.), об Алексе (пр.п.)] Такое уж имя вы для героя выбрали ;-)!

Спасибо: 0 
Цитата Ответить





Сообщение: 3110
Фото:
ссылка на сообщение  Отправлено: 01.03.12 14:37. Заголовок: Ivetta http://jpe.r..


Ivetta Три дня уже читаю, потому что текст, хотя и читается легко, как сказала Inn, все таки не легко его воспринять и переварить. Описание морги встряхнуло - никогда не задумывалась о тех, кому ежедневно приходится заниматься с трупами . Жутковато...
Я пока не очень понимаю всю логику - эти сферы труда и жизни слишком далеки от меня, но удивило то, что редактора так легко обмануть - ведь не так-то просто нанять человека на работу - там надо кучу документов заполнять, подписать договор... Даже когда это посторонний журналист на гонораре, устраивание трудовых правоотношений обязательно.... мне кажется...


Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить



Сообщение: 444
ссылка на сообщение  Отправлено: 01.03.12 16:55. Заголовок: Inn, я доработаю это..


Inn, я доработаю этот момент обязательно:) Спасибо:)

Мариета, дальше думаю будет чуть легче. Немного экшна пойдет. Что касается того что взяли на работу как-то быстро. Ключевыми ведь были его нараотки и публикации, которые показал Алекс. Ну и в следующей главе об этом будет чуть подробней. Редактору не пришло в голову, что его могут обмануть. Он ознакомился со статьями и т.д.:)

Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить



Сообщение: 445
ссылка на сообщение  Отправлено: 05.03.12 10:50. Заголовок: Глава восьмая Второ..


Глава восьмая

Второй акт моего покаяния вправе начаться именно с этого момента. Как водится, после дня, полностью посвященного опустошению собственного разума согласно древней китайской традиции, наступает день великого китайского похмелья. В жизни нет логики, но есть длинная цепь последствий.
И совершенно неважно каким будет содержимое твоей головы на этот раз, все равно его через неделю придется удалять ко всем чертям. Люди с короткой памятью живут куда счастливей. Ведь в них не успевает накопиться ни злоба, ни зависть, ни ревность…ни похмелье. Если бы Альберт Хофман не занимался самоочищением, то вряд ли дожил бы до своих ста двух лет, а второй Альберт – до семидесяти шести. Я доковылял до тридцати трех и доволен до усрачки.
Открытым оставался лишь один вопрос: действительно ли вчера звонил мой редактор и что ему наговорил мой обдолбанный друг. Получилось два открытых вопроса. Я решил выяснить все и сразу, и набрал номер Алекса.
- Ааааа… - провыло в трубке.
- Ты как? – буркнул я.
- А ты как думаешь? – не дожидаясь ответа на поставленный вопрос, он тут же добавил. – Хреново.
- Ты отменил встречу? – с надеждой спросил я и по долгому молчанию в трубке понял, что нужного мне ответа не получу.
- К..ка…кую встречу? - заикаясь, промямлил Алекс, очевидно перебирая в голове остатки воспоминаний о вчерашней ночи.
- С моим редактором.
- Твой редактор, ты и отменяй!
- Алекс! Твою мать! Звони сейчас же! – не выдержал я. – Иначе я приеду и сожгу тебя в твоем же крематории. А потом забью твоим прахом косяк и с наслаждением выкурю его.
На том конце провода снова замолчали. Только и слышно было тяжелое «мужское» дыхание.
- Мне кажется, - вкрадчиво начал Алекс. – Тебе надо показаться врачу. Твои неконтролируемые вспышки агрессии…
- Алекс!
- Хорошо, я позвоню, извинюсь и скажу, что за меня придет мой представитель.
- Шутишь? В этом бизнесе нет представителей.
- Хорошо, - вызывающе спокойно продолжал он, все сильнее действуя на нервы. – Тогда ты поедешь и поговоришь с ней. Это лучше, чем совсем отменять встречу.
- Ты прав. Лучше оторвать тебе башку!
Я швырнул трубку в диван, надеясь, что она попадет в стену. Глупая подстраховка. Через несколько минут телефон снова зазвонил.
- Да, - огрызнулся я, узнав номер Алекса.
- Сегодня в семь тридцать в ресторане Андиамо. Знаешь где это?
- На Строителей или на Масловке?
- На Строителей.
- Да, там же нет парковки!
- Возьмешь такси.
- Ты что ли мне за него заплатишь?
- Ссссссссуслов… - начал Алекс и я уже знал чем это закончится. – Соберись! В конце концов, это тебе надо, а не мне.
-- Если бы ты меньше трепал языком…(молчание), и меньше пил (снова молчание)…Форма одежды парадная?
- Свободная! – рыкнул напоследок Алекс и сбросил звонок.

Меня вдруг охватила нервная чесотка. Переть на Ленинский проспект, где в это время всегда-всегда-всегда пробки?! Я даже не спросил, что Алекс сказал на мой счет редактору. Успокаивало одно: в этом ресторанчике можно хорошо и вкусно поесть. А голоден я был уже неделю.
Я нехотя поперся в душ. Вспомнились армейские годы. Сорок пять секунд превращают солдата в мужчину, а сорок пять минут – мужчину в человека. Гладко выбрит, опрятен, задумчив – ходячая реклама Dior Homme.
Поймав машину, я выехал к Ленинскому. Естественно – пробки! Тверская стоит, Моховая – стоит! Ленинский – стоит! Большой такой московский стояк. Таксист упорно слушает Шансон. Мой не опохмелившийся мозг готов изгадить лобовое стекло старенького Nissan Qashqai. В довершении ко всему дорогу перекрыл кортеж. Ни в одной цивилизованной стране не злоупотребляют мигалкой так, как в нашей. И насрать, что человек по сути, едет хоронить собственную жизнь. Это не главное. Главное – чтобы кое-кто успел кое-куда в кое-какое время.

Несмотря на это, мы подъехали к ресторану в семь пятнадцать. Это означало, что ближайшие полчаса мне придется цедить сквозь зубы дорогой коньяк, наблюдая за тем, как жрут за соседними столиками.
Меня буквально раздели в небольшом, но довольно уютном холле, с выполненными под старину креслами и высоким зеркалом. Все Людовики вместе взятые позавидовали бы такой обстановке. Милый и улыбчивый менеджер – за что большое спасибо Перестройке, - проводила меня к столику в зале для курящих. Я не был уверен, что мой редактор курит, но и не курить весь вечер готов не был. Послав подальше мужскую галантность, я уселся за длинный стол и сразу же попросил коньяк. Девушка откланялась и принесла мне сорок грамм Hennessy X.O. Кстати о Людовиках! Спасибо им за забулдыжного ирландца Ричарда Хенесси, чьих рук творением я любовался сейчас.
Часы показывали ровно семь тридцать. С этого момента включился счётчик любезности – законные пятнадцать минут. Коньяк приятно разливался по телу, расслабляя и делая меня чуточку добрее (если это вообще возможно). Мне почти хотелось, чтобы редактор опоздал, а еще лучше – не пришел. Тогда бы я с удовольствием поужинал без необходимости вести светскую беседу с натянутыми улыбками и насладился мистером Хенесси, не думая о том, что могу выглядеть неблаговидно в глазах высоконравственного обывателя. Я лениво развалился на диване и наблюдал как в большой полутемный зал входили и выходили силуэты. На фоне металлических стен они выглядели как шахматные фигуры. Вот прошел человек-слон - высокий и толстый мужичок, с длинным крючковатым носом. Он весьма недвусмысленно держал за талию довольно упитанную Ладью. Вот настоящий Ферзь: статная, длинноногая красавица, идет под руку с нелепым Конем. Вокруг пешки-пешки-пешки…Жизнь полна пешек. На минуту я задумался: а кем был я в этом зале? Конем? Пешкой? Может быть..слоном? Главное, не быть королем – этим туповатым безынициативным Жиголо, вокруг которого все скачут.

Вдруг в зал влетела девушка, торопливо озираясь по сторонам. Я сразу отметил короткое платье из под которого красовались длинные ноги. Да будет благословенна мода на мини и да будут прокляты женские брюки! Девушка остановилась у бара и полезла за телефоном. Я почему-то сразу понял, что звонить будут мне. Хорошо, что Алекс не додумался до каких-нибудь пошлых опознавательных знаков типа красной розы в петлице или ботинок разного цвета. Так и есть. Мобильный на столе затрещал. Я снял трубку, одновременно подняв руку, чтобы девушка могла меня заметить. Она кивнула, улыбнулась и направилась ко мне. Я приподнялся навстречу ей. Девушка, подскочив, затрясла мою руку в крепком рукопожатии.
- Ирина, - представилась она и не дожидаясь ответа села.
- Александр, - ответил я, замешкавшись.
Этот мини-тайфун владел моим столиком всего несколько секунд, а уже нарушил гармоничную умиротворенность Hennessy. Я медленно сел на свое место и уставился на девушку. В точности как и описывал Алекс: высокая, но не слишком, худощавая, короткие тёмные волосы, большие карие глаза, немного косметики, немного парфюма. В ее лице было что-то беличье: такое юркое, любознательное. Мне даже показалось, что она принюхивается. Так и есть! Поморщила носик.
- Значит, Саша задерживается? – начала разговор она.
Типичное начало беседы мало знакомых людей. Ищем связующее звено. Я готов был зевнуть, предчувствуя накатывающую скуку. Тайфун оказался совсем не долгим.
- Саша, - еле выдавил я (не помню когда последний раз так называл друга). – Он не придет.
- Да нет, - девушка смутилась. – Я про Александру.
- Ну да, я тоже, - теперь уже открыто зевнул я.
Опомнился я скорее от ее взгляда, чем от собственных мыслей. Алекс не сказал ей?! Впервые после средней школы он позволил кому-то, кроме собственных родителей, обращаться к себе в женском роде?! Это срочно требовалось запить. Я залпом осушил бокал и подозвал официанта. Парень принес нам меню, и еще одну порцию выпивки. Я попросил бутылку, чтобы не гонять его туда-сюда, а девушка Ирина заказала безалкогольную Маргариту и стала сосредоточенно изучать меню.
- У них здесь потрясающая лазанья, - предложил я.
- Отлично, - она захлопнула меню. – Мне подходит.
Я снова подозвал официанта – парень стал моим спасительным кругом. Вспомнилось «Криминальное чтиво», с нелепым молчанием. Как там сказала Ума Турман? Да! «Неловкое молчание. Почему людям обязательно нужно говорить о чем то, что бы почувствовать себя в своей тарелке?» Действительно, почему? Какого хрена я вообще забыл в этом ресторане? Сидел бы сейчас на своем диване, заливался пивом и смотрел Лигу чемпионов. Нет, попёр к чёрту на рога.
- Вы знаете, ваша подруга очень талантлива, - не сдавалась девушка, пытаясь спасти вечер, тогда как я его жестоко убивал.
По ее напряженному лицу я понял, что ей всё это бестолковое сидение даётся так же тяжко, как и мне.
- Вы так думаете?
- Да, - кивнула она. - Я говорю это не потому, что вы ее друг.
- А потому, что вы ее редактор?
- От части: да. Ну, кто же признается, что взял на работу бездарность, - она улыбнулась.
- Я бы признался.
- Вы честный человек, Александр.
- Нет, я профессиональный врун, - усмехнулся я, наливая себе выпивку.
- Правда? А чем вы еще профессионально занимаетесь?
- Журналистикой.
- Тогда понятно откуда профессиональное вранье.
- Вы считаете, что все журналисты врут?
- Безусловно, - снова кивнула она, щелкнув языком.
- Ха… - от досады я даже откинулся на спинку дивана и полез за сигаретами. – Знаете, меня выкинули с работы только за то, что я не врал. Вот так-то. Но вы правы. Враль – наше второе имя. Или фамилия. Один американский журналист как-то сказал: «Если бы в течение последних лет я написал всю правду, которую знал, сегодня приблизительно шестьсот человек (включая и меня) гнили бы в тюремных клетках от Рио до Сиэтла…»
- «Абсолютная правда - очень редкий и опасный товар в контексте профессиональной журналистики», - продолжила за меня она. - О том и речь.
- Вы меня поразили, - искренне удивился я, поперхнувшись прикуренной сигаретой. – Не думал, что женщинам нравится подобная литература.
- Шутите? Это же почти классика, - усмехнулась она, очевидно радуясь произведенному впечатлению. – Хантер Стоктон Томпсон.
Последние слоги я почему-то произнес в унисон с ней. Стена молчания разобрана, нет, взорвана на кирпичные ошметки. Она даже стала казаться мне симпатичной. И я почти пожалел, что она лесбиянка.
- Теперь все понятно, - понял я.
- Что именно?
- Почему вам понравились статьи Саши.
- Вы тоже пишете в таком стиле?
- Да, - причмокнул я, допивая коньяк. Кажется, он начал вытеснять из меня трезвые мысли. Плохой симптом. – Что вам нравится больше всего?
- Из Хантера? (я кивнул) Ромовый дневник.
- А сами вы не пишете?
- Нет. Я не обладаю должным талантом. Но я хороший редактор. У Саши большой потенциал. Я думаю, она далеко пойдет.
- Я на это очень надеюсь, - ухмыльнулся я. – Мне немного странно, что вы даете е-е-й полную свободу мысли. Не замечал такое за редакторами.
- Я же говорю - я хороший редактор.
Тем временем нам принесли лазанью и должен признать, она была великолепной. Девушка поковырялась в ней для вида, пока я уплетал за обе щёки, и отодвинула тарелку.
- Вы хотели поговорить о следующей теме, - напомнил я.
- Да-да, - спохватилась она. – Дело в том, что мы обговаривали нижнее белье, но мне кажется, это будет слишком скучно для Саши. И немного выбивается из общего характера колонки. Хотя я не сомневаюсь, что она и в этом случае сможет придумать что-нибудь солёное.
- Вы чертовски правы.
- Да, - она кивнула. – Поэтому…- она сощурилась на мгновение, будто что-то обдумывая, и тут же выдала мне. – Может вы предложите?
- Я?!
- Ну, да. Вы ведь журналист.
- С какой стати? Я не…я не разбираюсь в женской прозе. И…
- Вы разнервничались.
- Вовсе нет.
На самом деле, было «вовсе ДА»! Троекратное ДА! С чего мне придумывать темы бабских сплетен? Я что, похож на гея?! Уважение, спокойствие и уважение – кричал внутренний голос. Пошли ее на хрен – эту наманекюренную редакторшу и с достоинством сдохни от голода – коварно шептал коньяк.
- Мне хотелось, добавить немного остроты журналу. Вот почему я взяла Сашу. Ее работы острые, яркие и…
- Провокационные.
- Именно.
- Скандальные.
- Да.
- Значит, дело не в таланте и не ваших предпочтениях. Вы просто используете людей.
- Это моя работа, - она чуть заметно пожала плечами.
- Вы действительно прирожденный редактор.
Что ж. Она ничем не отличалась от АнныматьееВасильевны. Те же амбиции, тот же холодный расчет. Система. Всем правит система. В тот момент, когда она докажет что-то кому-то, когда ей уже не будет нужен эпатажный писака, она выкинет меня на улицу с пометкой «Использован» или «Употреблен». Я - презерватив! Такова жизнь. Такова профессия. Либо ты натягиваешь – либо тебя…натягивают. И как бы ты ни хотел чего-то промежуточного – его просто не существует. Вся наша жизнь – попытка разорвать латексную оболочку изделия номер один и почувствовать вкус свободы в ее чистом, в ее девственном виде.
В какой-то момент, мне стало трудно дышать. Я расстегнул ворот рубашки и стал жадно глотать воздух. Редактор что-то рассказывала. Обрывки фраз, попадающие в мою воспаленную голову, тут же растворялись в ней. Я видел лишь одну картину: огромный, двухметровый гандон в очках, заполненный дорогим коньяком и готовый лопнуть в любую секунду.
- Вам плохо? – донесся до меня вопрос.
- Что?
- Вы как-то побледнели, - сказал женский голос. – Вам плохо?
- Вы знаете, у меня есть предложение, - резко сказал я. – Почему бы не написать о контрацепции? Женщины ведь это любят. Безопасность. Надежность. Уверенность.
- Вы не любите женщин? - неуверенно спросила она.
- Я не пид...гей, - если вы об этом.
- Я не имела ввиду… - она посмотрела на меня и нахмурилась. - Хорошо. Пусть будет контрацепция.
- Да! Именно она! Контрацепция – как первый шаг к убийству мужской свободы.
- Вы о чем? Всё совершенно наоборот!
- Все боятся жидо-массонского заговора. А я вот думаю, что нас ожидает бабий бунт, фемопереворот, эстрогенный взрыв. Планета будет разрушена парочкой стройных ножек. Нам будут мстить за столетия, проведенные в брачной неволе. Феминистки, лесбиянки (я разводил руками, понимая, что меня понесло), дурнушки…
- Вы считаете, что все феминистки и лесбиянки – дурнушки? – возмутилась редактор.
- Вы только посмотрите на себя! Примеряете мужские роли, шмотки, даже трусы. Машины, футбол, пиво…женщин! Черт возьми! Мы – мужчины – всего лишь доноры тестостерона для вас.
- Вы из тех закомплексованных женоненавистников, которые страдают синдромом маленького члена?
- Вам показать, что вы ошибаетесь? – я машинально потянулся к ремню.
- Постойте, - она злорадно скривилась. – Кажется, я вас знаю. Ну конечно! Александр Суслов. Тот самый, из-за которого разразился недавно скандал. Мне следовало сразу догадаться. Не знала, что вы друг Саши.
- Я его лучший друг, - кашлянул я и поправил себя. - Её.
- Как же вы дружите с женщиной, с такими-то взглядами? Как она с вами дружит?
- Она не обычная женщина, а я необычный мужчина.
- Вы не мужчина, вы - монстр, - она посмотрела на меня так, будто я обречен. - Вы не против, если мы попросим счет?
- Вы не попробуете десерт?
- Я не ем сладкое.
- Бережете бёдра? – саркастично скривился во мне коньяк.
Я подозвал официанта и, сунув ему кредитку раньше, чем редактор успела открыть сумочку, самодовольно ухмыльнулся.
- В этом нет необходимости, - оскорбившись, сказала она.
- Для вас, возможно и нет. Для меня – есть.
- Это ваша сугубо мужская точка зрения.
- Именно она, - кивнул я.
- Что ж, в таком случае, я пойду, - поднялась она.
Я тоже встал, правда, слегка пошатнувшись, и оперся о стол.
- Передайте привет Саше. Я ей напишу.
- Непременно.
Она резко развернулась на каблуках и почесала к выходу, а я плюхнулся на диван и открыл себе второй счет. Уйти из Андиамо без сырного пирога равносильно предательству спартанцев. Я попросил еще коньяка и закурил.
«Тварь ли я дрожащая или право имею?» Я имею право! Конечно имею. И никакие там АнныматьихИрины, не заткнут меня. Не поработят. Ни одна шпилька меня не поработит. Я уйду в отряд сопротивления. Стану тестостеронным партизаном. Мать мой отец! Геи – главное оружие женщин против нас – мужчин. Геи и буфера. Но меня они не возьмут. О, нет!
Я взял сырный пирог, попросил еще один уложить с собой, и заказал такси. Не долго думая, я поехал в свой «клуб по интересам». Тёплый прием. Любимый кальян. Заглушить мысли. Стереть память. Перезагрузиться. В таких местах, как и в казино, не замечаешь времени. Оно вроде и тянется и бежит и стоит на месте одновременно. Я размышлял над шахматными фигурами, потягивая благородный дым, и искал свое место на доске. Решено. Я буду конем. Этаким костлявым мерином, Россинантом. Потому, что Г – самая нужная буква алфавита и моего индивидуального списка. С этой мыслью я впал в забытье.

Дома ждал Алекс, и как только я переступил порог, сразу накинулся на меня. Увидев потрепанный вид, он обреченно замотал головой.
- Так значит это правда.
- Я тебе пирог принес, - попытался улыбнуться я, вытянув перед собой коробку.
- Сань, ты охренел? Ты что творишь?
- А что я сделал? Ах, постой! – захохотал я. – Тебе что, уже нажаловались на меня?
- Мне звонила Ира.
- И ты туда же, - озлобился я. – Предатель. Нет…предательни-ЦА!!!
- Саня, ты не в себе, - забеспокоился Алекс и двинулся на меня.
Я неуклюже попятился назад и врезавшись в стену, сполз на пол.
- Не подходи ко мне! Вы не сделаете из меня гомика! Я вам не дамся. Ясно? Скажи своим сообщницам. Вы не растащите меня на органы. Я скорее отрежу себе член, чем одам его вам.
Алекс неуверенно остановился и внимательно посмотрел на меня. Я полез в карман за зажигалкой и, чиркнув, вытянул перед собой свое оружие.
- Ты что, накурился?
- Нет, - промямлил я. – Ну, да. Чуть-чуть.
- Ты – долбанный кретин! В ментуру захотел? Драный мудак!
Не успел я пустить в ход зажигалку, как Алекс сгрёб меня в охапку (и откуда у этого дохляка столько силы) и потащил в ванну. Пустил холодную воду и сунул мою голову в раковину. Я стал захлебываться.
- Нет! Нет! Убери! Акулы!
- Просохни, долбак. Сейчас с тобой разговаривать бесполезно.
Я плашмя упал на пол, раскинув руки и ноги. Алекс взял меня за штанины и потащил в комнату.
- Животное! Скотина! – пыхтел он.
- Тварь ли я дрожащая, или право имею?! – заорал я.
– Тварь! – рассвирепел Алекс. – Уукуренная тварь!
Он бросил меня на ковер, продолжать размышлять над преступлениями и наказаниями человечества и, захлопнув дверь комнаты, вышел.
В этот самый момент, когда ты лежишь ничком на полу и кажется, что все вертится вокруг тебя, чувствуешь что именно ты и есть центр вселенной. Ты – солнце. Ты – Галилей. Ради этого стоит сгореть в адском пламени инквизиции и очухаться горсткой пепла.
Собственно, именно так я и сделал. Глаза, будто скотчем заклеили - вроде и открыл их, а все равно ни хрена не видишь. Я попытался пошевелиться, но тело заныло, словно меня вчера избила сотня болельщиков «Реал-Мадрид». Из кухни доносились глухие звуки. Я попытался крикнуть, позвать кого-нибудь на помощь, но голос все время проваливался, выдавливая лишь булькающий хрип. Я нащупал телефон, вытащил его откуда-то из-под задницы, и набрал смс. Правда, с шестой попытки. Через минуту, кухонный гул стал перемещаться по коридору и зашуршал над моей головой.
- Что это? – сказал чей-то голос и сунул мне в лицо телефон. Я сощурился, чтобы разглядеть запись. Три большие буквы - «SOS». К губам тут же поднесли холодный стакан воды. Я приподнял голову и стал похлебывать ее, как старая псина, которую собираются усыпить.
- А-л-е-к-с, - наконец выдавил я. – Что вчера было?
- Ты по-скотски нажрался – вот что случилось. Обидел Иру.
- Who’s Ира?
- Твой редактор, - ответил Алекс. – Теперь уже, бывший, я думаю.
Он встал, пнув меня ногой, и вышел из комнаты. Я поднялся, пытаясь сохранить равновесие на своих двоих, и прошагал за ним, опираясь о стены.
- Кажется, меня вчера отравили.
- Ага, - огрызнулся Алекс, заваривая кофе и прикурив сигарету. – Сколько ты выпил?
- Не помню.
- Ты хоть помнишь, где ты был?
-Сначала в Андиамо, - лихорадочно вспоминал я. – А потом поехал в клуб.
Вечер по кусочкам начал собираться в моей памяти в ужасающую картину будущего.
- Кажется, я ей нагрубил, - неуверенно произнес я.
- Нагрубил? – усмехнулся Алекс. – Ты повел себя как полный мудак.
- Она меня спровоцировала. Неприятная девица, скажу я тебе. И что ты в ней нашел?
- Саня, дело не в ней. Дело в тебе! Тебе лечиться надо!
Он разлил нам кофе и почти швырнул чашку в мою сторону. Я нервно закурил. Рот был полон дерьма и мне поскорей хотелось забить его дымом.
- Она мне не нравится.
- Она твой босс!!! – по слогам отчеканил Алекс. – Хочешь ты этого или нет. Тебе придется терпеть ее.
- Я не стану терпеть феминистичную лесбиянку мужененавистницу.
- У тебя паранойя, - вскрикнул Алекс. – Ты сраный параноик! Ты заешь об этом?!
- Догадываюсь, - огрызнулся я.
Спорить с пьяным человеком трудно, а с неопохмелившимся – бесполезно.
- Мне бы глаз сейчас не помешал, - зевнув, сказал я.
Алекс злобно взглянул на меня, в два глотка осушил свой кофе и встал из-за стола.
- Ты мне надоел. Нет, ты меня задрал! – жестоко произнес он. – Валяй, деградируй. Я в этом не участвую.
- Не вопи так, - от боли в голове, я зажал уши. – Я сам приготовлю. Только не кричи, пожалуйста.
Алекс стиснул зубы. Я видел, как заходили его жевалки, глаза потемнели, кулаки сжались. Сейчас треснет – пронеслось в голове. Но удара не последовало. Он просто ушел, захлопнув дверь. Я остался сидеть на кухне, не в силах ни встать, ни пошевелиться.

Посмотрим что у нас намечается: а) завязывать с выпивкой, б) завязывать с выпивкой, в) завязывать, и г) перестать представлять двухметровый гандон.



Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить
девушка в шляпке




Сообщение: 26851
ссылка на сообщение  Отправлено: 05.03.12 12:10. Заголовок: Ivetta http://forum..


Ivetta

Да, Александр завяз в своих лично созданных проблемах по горло и выше, он слишком сосредоточен на себе, и его тщеславие не может примириться с существованием других людей. Такие вот ощущения.

Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить
Девушка с корзиной роз




Сообщение: 409
Настроение: Веселое
ссылка на сообщение  Отправлено: 05.03.12 21:28. Заголовок: Ivetta http://jpe.r..


Ivetta
Хелга пишет:

 цитата:
Такие вот ощущения.

Присоединяюсь
Хелга пишет:

 цитата:
его тщеславие не может примириться с существованием других людей.


Насчет тщеславия вы правы.

"Любовь была, есть и будет неотъемлемой частью жизни каждого человека" Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить



Не зарегистрирован
ссылка на сообщение  Отправлено: 06.03.12 06:12. Заголовок: Значит саморазрушени..


Значит саморазрушение продолжается и герой еще не дошёл до точки/до ручки... В общем, зрители/читатели в ожидании "последней капли" :-). Спасибо!
Ну и маленькое замечание

 цитата:
К губам тут же поднесли холодный стакан воды. Я приподнял голову и стал похлебывать ее, как старая псина


Более традиционно звучит "стакан холодной воды" и "хлебать" или "прихлёбывать", но дело не в этом. Просто принесли "стакан воды" (муж. род), а в следующем предложении "хлебать её" (жен. род), так не получится ;-). Вот если бы просто принесли "холодную воду", то её прихлёбывать можно, а "стакан" - нет ;-)

Спасибо: 0 
Цитата Ответить



Сообщение: 446
ссылка на сообщение  Отправлено: 06.03.12 11:27. Заголовок: Inn, спасибо большое..


Inn, спасибо большое:) Поправила уже:)

Хелга, наверное это тщеславие от жуткой неуверенности в себе. Был у меня когда-то один знакомец, очень неуверенно себя чувствовал, поэтому старался во всем посоперничать, показать что он лучше меня. Хотя с ним никто не соревновался.

Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить
Ответов - 88 , стр: 1 2 3 4 5 All [только новые]
Ответ:
1 2 3 4 5 6 7 8 9
видео с youtube.com картинка из интернета картинка с компьютера ссылка файл с компьютера русская клавиатура транслитератор  цитата  кавычки оффтопик свернутый текст

показывать это сообщение только модераторам
не делать ссылки активными
Имя, пароль:      зарегистрироваться    
Тему читают:
- участник сейчас на форуме
- участник вне форума
Все даты в формате GMT  3 час. Хитов сегодня: 39
Права: смайлы да, картинки да, шрифты нет, голосования нет
аватары да, автозамена ссылок вкл, премодерация откл, правка нет



Ramblers Top100