Apropos | Клуб "Литературные забавы" | История в деталях | Мы путешествуем | Другое
АвторСообщение





Сообщение: 3906
Настроение: От скоростей и событий ветер свистит в ушах
ссылка на сообщение  Отправлено: 22.03.21 05:15. Заголовок: Поздно мы с тобой поняли...


Продолжу мучить читателей героями сериала "Между нами, девочками". На этот раз решила дописать за авторами, которые испортили во втором сезоне всё, до чего дотянулись, да еще и развели всех трёх героинь с их кавалерами и бросили. Лена обнаруживает, что Левандовский женат. Ираида рассоривается с мужем полковником Рыбаковым. Олеся уходит от Никиты к Артему, но и от того сбегает. Героини встречаются в Тетюшеве и бросившись в объятия друг другу, застывают в горе-печали. Так заканчивается сериал. Находясь в злобных чувствах, я заточила перо и, сжав зубы, написала своё, раздала так сказать всем сестрам! И пусть никто не уйдет обиженным.

------------------------------
Конец любого романа, как конец детского обеда, должен состоять из засахаренных орехов и чернослива.
Энтони Троллоп
Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить
Ответов - 185 , стр: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 All [только новые]







Сообщение: 4026
Настроение: От скоростей и событий ветер свистит в ушах
ссылка на сообщение  Отправлено: 11.06.21 08:02. Заголовок: - Леночка, здравству..


- Леночка, здравствуй, дорогая! – дизайнер Маша возникла на пороге дома как всегда стремительно и неожиданно. – Как же я рада тебя видеть! Выглядишь изумительно. Девочку ждем?

- А… здравствуй, Маша, - Лена отложила книгу и поднялась навстречу гостье. - Ты меня просто ошеломила. А почему – девочку? Мы пока не узнали пол малыша.

- Леночка, ну что ты? – защебетала Маша. – Глаза припухли, губы, круглеешь в талии. Даже и не спорь! Поверь на слово маме очаровательной непоседы, я такая же была на этом сроке.

Лена, мысленно закатив глаза от таких сомнительных комплиментов, внешне только светски улыбнулась, решив никак не реагировать на феерическую Машу. А Маша, положив на стол папку с документами, удобно разместилась в кресле напротив Лены, которая вновь присела на диванчик.

- Леночка, это всё лирика, а я ведь к тебе по делу. Женя, хм, Евгений Николаевич отрекомендовал тебя как высокого специалиста в строительстве. А он дома, кстати?
- Нет, - отрицательно качнула головой Лена. - У него встреча в городе.

- Ах, да! У вас же торжество намечается! - вскричала Маша. - От души поздравляю! Тем более ты мне не откажешь. Я ведь к тебе на поклон. – Маша немедленно сменила веселый тон на унылый и тяжело вздохнула. - Сметчица моя сделала ручкой, а новая как-то, где-то, в общем, не копенгаген во многих вопросах. Я была бы тебе очень признательна, если бы ты помогла мне хотя бы первое время. Если только, - она прижала руки к груди, - если только у тебя будет время и желание. И, безусловно, всё это оплачивается, причем очень хорошо. Ну, как тебе моё предложение? Договорились?

- Ну, какой разговор, Маш, - подняла брови Лена. - Же…, Евгений Николаевич мне говорил о том, что твоей фирме нужна консультация. Я постараюсь помочь, если только тоже не окажусь… не копенгаген, - она коротко рассмеялась.

- Нет-нет, там именно по твоему профилю, - махнула рукой Маша и решительно поднялась. – Я тогда сегодня отправлю к тебе на почту… А у тебя есть почта? – прервала она себя.
- Ну да, как ни странно это звучит, но есть, - с легким сарказмом ответила Лена.

- Ой, Леночка, извини, - тут же покаялась Маша. – Я не имела в виду…
- Я так и поняла. Вот, - Лена вытащила визитку из сумочки, которую принесла из прихожей.

- Замечательно! Значит, сегодня я всё тебе отправлю: и договор на услуги, и сметную документацию. Всё, побежала! – в дверях Маша притормозила и с улыбкой проворковала. – А Жене как всегда большой привет! – она прощальным жестом помахала пальчиками, крутанулась на каблучках и исчезла за дверью.

Лена с усмешкой покачала головой, потом подойдя к зеркалу, придирчиво оглядела себя: неужели и правда распухла? В зеркале отразилась цветущая женщина с уже заметным животиком, но всё еще изящной фигурой и нежно-персиковой кожей лица. Нет, Мария, тебе не удастся сбить меня с толку и испортить настроение.

Она вытянула губы трубочкой и послала себе ироничный поцелуй, после чего немного растрепала волосы и с довольным видом поклонилась своему отражению.

************************

- Лесь, ну ты сегодня-то хоть придешь? Или снова дела, выставки, творчество? – Лена одной рукой прижимала телефон к уху, а второй выжидательно теребила прядку волос.
- Мамулечка, сегодня никак, - рассыпался серебряным колокольчиком голос Леси в трубке.
- Ну, а завтра? - продолжала настаивать Лена - Всё-таки бабушка приезжает.

- Как, уже? - Леся задумалась на минутку, потом бодро отрапортовала: - Всё, мамуль, договорились! Завтра я у вас. Постараюсь сегодня сделать все дела, чтобы меня отпустили.

- Постой, Лесь, я же тебя вечером приглашаю. Вы что, и вечером работаете там? – недоуменно переспросила Лена. – Нет, я позвоню Илье Сергеичу, что это такое в самом деле…
- Нет, мамочка, не надо никому звонить! – заторопилась Леся. – Ну что я, ребенок, что ли? Не позорь меня пожалуйста!

- Ладно, Лесь, не буду я никуда звонить, - вздохнула Лена. - Но с условием! Завтра ты к нам приедешь.
- Ну, конечно, мам, я же пообещала, - с этими словами Леся отключилась, а Лена отложила умолкший телефон.

- Проблемы? – в проеме возник Левандовский, застёгивая пуговицу на рукаве рубашки.
- Да вот Леська потерялась, - со вздохом ответила Лена. - С субботы её не видела. И чем они там так заняты, тем более по вечерам?

- Чего ты так переживаешь? - он, подойдя ближе, приобнял её за талию. – Выставка закрывается довольно поздно, а ей к нам за город добираться час, если не дольше… А там однокурсники, тусовка.

- Да я понимаю, - Лена выводила пальцем узоры у него на груди. – Но хочется, чтобы она рядом была. Я совсем её не вижу в последние дни.
- А меня тебе, значит, мало? – притворно возмутился он.
- Нет, ну, что ты, Жень! Но дочка – это же другое.

- Вот завтра к тебе ка-ак приедут все: и мама, и Сан Саныч, и Оля с Сережей. Давай, я Лесе позвоню. Уж она такой семейный сбор ни за что не пропустит.
- Да я уж позвонила. Завтра, сказала, отложит все свои дела и приедет.

- Вот видишь, как всё удачно складывается, - улыбнулся Евгений.
- Кстати, сегодня забегала Маша, - вспомнив, заметила Лена. - Уговаривала помочь ей с работой.
- А ты?

- Ну, я согласилась. Ты же за меня поручился, - с притворной серьезностью ответила Лена.
- Душа моя, - Левандовский взял её за плечи и внимательно посмотрел прямо в глаза. - Ты вольна делать всё, что пожелаешь. Не хочешь никого консультировать, шли всех к черту.

- Нет, зачем, Жень? - запротестовала Лена. - Я очень рада буду помочь. Маша, конечно, своеобразная девица...
- Что, опять мне поцелуи отправляла? - иронично усмехнулся Женя.

- Почти, - кивнула Лена с улыбкой. - На этот раз ограничилась просто приветом. Но большим! - подняла она палец.
- И ты не сердишься?

- Ну-у, даже не знаю, - протянула Лена. - Может, и стоило надуться на тебя на полдня и весь вечер, но так лень!

- Вот и замечательно! - рассмеялся он, потом придирчиво оглядел её с ног до головы. – Так, солнце моё, а ты в этой голубой пижаме пойдешь в ресторан? Нет она тебе очень идет, но, может, лучше то платье, оно тоже голубое и…

- Погоди, Жень, - перебила Лена. - Какой ещё ресторан? Ты мне ничего не говорил!
- Правда? – Левандовский поднял брови. – Ну, вот, говорю: сегодня мы с тобой встречаемся в ресторане с мэром.

- Ч-чего? – ошеломленно пролепетала Лена.
- Как - чего? Москвы, разумеется. Хочет нас лично поздравить с решением вступить в законный брак. Так, Лен, не бледней, - рассмеялся он. – Я пошутил. Сегодня хочу познакомить тебя со своим другом Борисом.

- Женя, вот у тебя шуточки! – всплеснула руками Лена. – И когда мне надо быть готовой?
- Ну-у, - Левандовский посмотрел на часы. – Ресторан заказан на семь. Вот и считай.

- А раньше ты не мог сказать? – ахнула Лена и, выскользнув у него из рук, направилась к лестнице, ведущей на второй этаж.
- Лен, зачем раньше? Ты и так хороша, - с недоумением сказал он ей вслед.

Спустя полчаса Лена, сердито застёгивая сумочку, спустилась в гостиную. Левандовский, откинувшись на спинку дивана, увлеченно смотрел по телевизору чемпионат мира по снукеру. Заслышав шаги, он повернулся и замер, восхищенно разглядывая Лену.

- Ну, вот, я готова. Жень, - с притворным недовольством поморщилась Лена, пряча улыбку, - что ты так на меня смотришь? Сам виноват, поздно сказал. Как я могла за полчаса собраться?
- Лен, ты ...ты потрясающе выглядишь, - с этими словами он подошел к ней и нежно поцеловал руку. - Словно светишься вся.
- Да просто здесь свет такой, - польщенная, она махнула рукой.
- Ты мой свет в окошке, - улыбнулся он, потом отступил на шаг. - Ну что, солнце, идём? Карета подана.

------------------------------
Конец любого романа, как конец детского обеда, должен состоять из засахаренных орехов и чернослива.
Энтони Троллоп
Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить





Сообщение: 4027
Настроение: От скоростей и событий ветер свистит в ушах
ссылка на сообщение  Отправлено: 11.06.21 08:03. Заголовок: Из ресторана домой в..


Из ресторана домой вернулись уже довольно поздно. Лена выкарабкалась из машины, опираясь на руку Жени, и направилась к крылечку, еле передвигая ноги от усталости, но была ужасно рада проведенному вечеру.

- Нет, какие они у тебя замечательные! Ну, почему ты не познакомил меня с Борисом и Мариной тогда, летом?
- Я же всё время был занят, - с улыбкой оправдывался Левандовский, помогая ей подняться по ступенькам к входной двери, - а в свободное время мне, уж поверь, было не до гостей. Мы тогда и так мало друг друга видели из-за моей занятости.

- Это правда, - кивнула Лена. – Но, думаю, если бы я познакомилась с ними тогда, всё было бы иначе. Знаешь, мне даже кажется, что я знаю их сто лет.

- Я так счастлив, что тебе понравились мои друзья, - он приложил электронный ключ к замку и дверь с мелодичным звуком открылась. – Послезавтра ты их опять увидишь.
- А что будет послезавтра?

- Хорошенькое дело! – Он даже развернулся к ней всем корпусом. – Ты что, о собственной свадьбе забыла?
- А, да, точно! – спохватившись, рассмеялась Лена. – Буду порхать толстым неповоротливым дирижаблем в белом платье вокруг элегантного тебя.

- И ничего ты не толстая, что за глупости! – притворно нахмурился Женя. – Ты у меня самая-пресамая, и я тебя очень люблю, - с этими словами он прижался к её губам нежным поцелуем.

- Жень, я тебя тоже… очень, - едва переводя дыхание, прошептала Лена, когда он оторвался от её губ.
- Очень – что? – прошептал в ответ он.
- Люблю, Жень.
- А почему шепотом?
- Чтобы не спугнуть счастье.
- Романтичная ты моя, королева!

***********************

- Сайко!
Леся вздрогнула и, отложив буклеты выставки, которые она веером раскладывала возле стенда, подошла к окликнувшему её Полуярову.
- Слушаю, Илья Сергеич.

- Ну, как ты сходила к Медведеву?
- Ой, отлично сходила! – расплылась в улыбке та. – Там такое здание красивое. И внутри здорово: макеты всякие, инсталляции. А какие на нашем факультете фотографии! А оборудование!

- Хм, уже на нашем, значит? – саркастично усмехнулся Полуяров.
- Ну, Илья-а Сергеич, ну вы же сами…, - протянула Леся, состроив виноватую рожицу.
- Ладно-ладно, - махнул он рукой. – Так до чего вы договорились?

Леся сбросила маску милой девочки и серьезно ответила:
- Он выдал мне программу того, что мне нужно будет досдать. Дал письмо в наш колледж про перевод. – Она задумалась, потом, вспомнив, продолжила. – Экзамены могу сдавать по скайпу. Некоторые лекции тоже есть у них на сайте, то есть могу параллельно заниматься и готовиться к экзаменам. Так, что ещё? Ну, вроде бы всё. Со второго семестра я уже буду учиться у них. Во-от.

- Программу-то покажешь?
- Да, конечно, - Леся порылась в рюкзачке и выудила файл с бумагами.
Полуяров пробежал глазами листок, затем второй, задумчиво бормоча себе под нос:

- Ага, вот с этим я тебе помогу… так, это тоже сдашь, без проблем. СоврИск тоже в кармане, погоняю только пару часиков. Хм, он и это с тебя требует? Ладно, - он сложил бумаги в файлик и вернул Лесе. – Ну что, всё решаемо и не очень сложно. Только о вольной жизни, Сайко, можешь забыть на ближайшие полгода, если не больше.

- Ничего, - ободренная, пожала плечами Леся. – Я справлюсь. Вам за меня краснеть точно не придется.
- Да я и не собирался. А вот бледнеть придется, - вздохнул Полуяров. – Представляю, что мне наговорит наш ректор.

- А вы не говорите, что это вы меня отпустили. Скажите, я сама!
- Ну да, сама! Конечно, сама! К моему другу Вовке Медведеву, о котором наш Андрей Петрович прекрасно осведомлен. Ладно, Сайко, - снова вздохнул Илья Сергеевич. - Семь бед один ответ. Ты что сегодня хотела делать?

- Ой, а я собиралась уйти после обеда, - Леся просительно посмотрела на Полуярова. – Бабушка сегодня из круиза приплывает. Можно?
- Конечно можно! Маме привет передавай. Скажи, мы в четверг будем.
- А… вы с тётьФимой придете?
- Нет, не с тётьФимой? – язвительно качнул головой Полуяров.

- А с кем?
- Сайко, много будешь знать, скоро состаришься! Иди давай, заканчивай дела, сейчас выставка откроется, - с этими словами Полуяров развернулся и размашисто зашагал к дальним стендам.

Не успела Леся склониться к своим буклетам, как её снова окликнули. Чертыхнувшись, она вновь бросила буклеты и развернувшись замерла: к ней подходила не кто иная, как Лидия Васильевна.
- Доброе утро, Олеся.

Её приветствие прозвучало неожиданно мягко, словно Лидия Васильевна говорила не с ненавистной невесткой, а со своим обожаемым сыном. Леся, ошеломленная этим, даже не сразу ответила.
- Здравствуйте, Лидия Васильевна.

Та обвела беглым взглядом стенд:
- Красивые у вас здесь работы.
- Н-наверно, - неуверенно отвечала Леся.

Они стояли возле стенда с фотографиями Лешки Колесникова – известного защитника природы, поэтому на его работах было широко и смачно изображено загрязнение этой самой природы кучами всевозможного мусора. Похоже, Лидия Васильевна даже не замечала, на что она смотрит.

«Интересно, зачем она явилась? – думала Леся, настороженно наблюдая за своей свекровью. – Я вроде бы оставила в покое её любимого сынульку».

Словно в ответ на её вопрос Лидия Васильевна развернулась к ней:
- Олеся, не могла бы ты уделить мне несколько минут? Я не задержу тебя надолго.
«Боже-боже, какой Версаль», - подумала Леся и кивнула:
- Пройдемте к витражам. Там есть кресла и кофейный автомат.
- Я не пью кофе из автомата, - отказалась Лидия Васильевна в своей обычной жесткой манере, потом спохватилась и уже мягче добавила. – Спасибо, я дома пила.

Леся пожала плечами и, подойдя к креслам возле дальней стены, предложила сесть Лидии Васильевне, потом опустилась напротив нее в скрипнувшее ножками хлипкое креслице.

Та поставила сумку на столик, стоявший между ними, потом разгладила юбку на коленях.
Леся ждала.
Поправила браслет с часами.
Леся ждала.
Пригладила волосы, лежащие и так безупречно.

На глазах Леси с её неожиданной гостьей творилось что-то странное: Лидия Васильевна волновалась.
Леся подавила вздох и начала сама:
- Что-то случилось?

- Олеся, - словно решившись, сказала та. – Мы иногда ссорились с тобой, но ты не должна на меня за это сердиться. Я всегда желала тебе только добра.
«Ого! Где-то я уже слышала эти речи, - изумилась Леся, не подавая вида. – Кажется в сказке «Золушка». Что же я должна буду сделать для моей «мачехи»?»

- Я… я очень тебя прошу, возвращайся домой.
- Чего? – переспросила Леся. – Это ещё зачем?
- Ты не поняла! – заторопилась Лидия Васильевна. – Я имею в виду - к нам домой! К Никите! Ведь ты же его жена, а пропадаешь неизвестно где.

- Ну, зато ваш сын под круглосуточным неусыпным присмотром: дома – вашим, на работе - Сониным. Зачем же я ещё там буду мешаться под ногами? – вздернув подбородок и еле сдерживаясь, ответила Леся.
- Дело в том,… - Лидия Васильевна вдруг вытащила из кармана плаща платочек и прижала его к глазам. – Дело в том…

- В чем? – в душе у Леси против её желания ворохнулась жалость к этой элегантной даме, которая сейчас буквально теряла лицо перед ней. – Что произошло, Лидия Васильевна?

- Дело в том, что Никита… он ушел из дома. А Андрюша… Андрей Петрович, он… он так со мной разговаривал вчера, как… как никогда не раз… говаривал, - Лидия Васильевна всхлипнула и подняла на Лесю полные слез глаза. Олеся, я тебя очень прошу, вернись! Вернись домой. Спаси нашу семью!

------------------------------
Конец любого романа, как конец детского обеда, должен состоять из засахаренных орехов и чернослива.
Энтони Троллоп
Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить
добрая мама




Сообщение: 10118
ссылка на сообщение  Отправлено: 11.06.21 10:33. Заголовок: Бэла http://forum24..


Бэла Ну ты мастерица!
И все правда. Удивительно, как ты умеешь погружаться в мир столь разных персонажей!!! И взбалмошная Леся, и хрупкая от развивающейся в ней жизни Лена, и счастливо-расслабленный Женя, и внезапно смущающаяся бой-баба свекровь, и неожиданно шутливый Илья... Чудо как хорошо получается! И это еще бабуля не вернулась!

Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить





Сообщение: 4029
Настроение: От скоростей и событий ветер свистит в ушах
ссылка на сообщение  Отправлено: 13.06.21 20:12. Заголовок: - Ленка! Мы вернулис..


- Ленка! Мы вернулись! – явление Ираиды Степановны было, как всегда, фееричным и шумным. Следом в дом зашел с сумками Сан Саныч, замыкал шествие Левандовский, держа в руках еще какие-то вещи.

- Иду, мам, - ответила Лена, выходя в прихожую.
- Ой, как же замечательно вернуться в цивилизацию! – воскликнула Рада. - Здравствуй, девочка моя! – Она прижалась губами к щеке дочери, потом отклонилась и развела руками. – Ленка, выглядишь замечательно. Евгений Николаич, вы просто кудесник.

- Да я при чем? – пожал плечами Женя.
- Ну, как же? Вы окружили Леночку таким вниманием, что она просто расцвела. А Оля с Сережей еще не приехали?
- Вечером приедут.

- А Лесечка?
- Тоже вечером обещала. Здрасьте, Сан Саныч, - улыбнулась Лена, и прорвавшись, наконец, сквозь вихрь вопросов матушки, подошла к Рыбакову.

- Здравствуй, Леночка, - кивнул тот, обнимая Лену. – Вот, понимать-нет, завершили наш круиз. И вроде как с корабля на бал?
- Денек дадим вам отдохнуть, а послезавтра да, свадьба, - отвечал Левандовский, а Лена попросила:
- Жень, покажешь Сан Санычу комнату?
Тот кивнул и, подхватив сумки, пошел к лестнице, увлекая за собой Рыбакова.

Ираида с ними не пошла, а вместо этого опустилась в кресло и картинно раскинула руки:
- Ой, Ленка, это было изумительное путешествие. Вам с Евгением непременно надо съездить. Мы ловили рыбу, представляешь? Я поймала вот такого сазана, - она показала – какого. – Сан Саныч даже уху варил, сам. Хотя у нас был повар, то есть - кок. Но…, - Она закатила глаза. – Мой бронетанковый полковник был просто неотразим на,… как это? – на камбузе, вот! А какие чудесные закаты, какие рассветы! Какая природа! В общем, коротко не расскажешь. Приедет Лесечка, и я всё подробно поведаю, чтобы не повторяться. – Она села в кресле и строго спросила: - Ну, а ты как? Готова к свадьбе?

- Мам, что мне готовиться? – развела руками Лена. – Платье есть, прическу и макияж сделают в салоне здесь, рядом.
- Понятно, - Рада, душераздирающе вздохнув, поднялась из кресла. – Ничего без меня тут не можете. Ладно, я в душ. А потом, когда стану человеком, все решим. Не волнуйся, девочка моя, вернулась твоя мама, значит, все будет хо-ро-шо.

С этими словами она развернулась и пошла к лестнице, напевая рахманиновское:

- Здесь хорошо!
Взгляни, вдали огнем горит река;
Цветным ковром луга легли,
Белеют облака…

Лена только качнула с усмешкой головой ей вслед: мама приехала.

*********************

…- Олеся, я тебя очень прошу, вернись! Вернись домой.
Леся оторопело смотрела на Лидию Васильевну, просто потеряв дар речи.
Та, промокая глаза, в ожидании смотрела на неё, и Леся, сглотнув, пролепетала:
- Это нев-возможно.

- Да почему? – простерла к ней руки свекровь. – Никитушка так тебя любит! А Андрей… Петрович, он же просто души в тебе не чает!
- Лидия Васильевна, почему Никита ушел из дома?

Та потупилась, потом, запнувшись, ответила:
- Он… он спросил, не я ли организовала тот,… ту …встречу у нас дома. Ну… когда ты… и Соня…
- Я помню, - отрезала Леся, немедленно придя в себя. – И что же вы ответили?

- Леся, ты не должна меня осуждать. Я хотела добра своему сыну. Я была уверена, что Соня подходит ему больше.
- Зачем вы тогда пришли ко мне сейчас? – ехидно прищурилась она.
- Я поняла, что он выбрал тебя.
- Спустя три месяца после нашей свадьбы? – в голосе Леси зазвучали ядовитые нотки.

- Леся, прошу, давай забудем наши прежние раздоры…
- Не получится, Лидия Васильевна! Поздно! – внутри у нее всё кипело.
- Леся, ну что ты за человек! – вскинулась та. – Мы что, мало для тебя делали? В конце концов, ты тоже тогда подстроила свою свадьбу, всех уверила в своей беременности. Так что упрекать меня не имеешь права.

- А я и не упрекаю! – холодно пожала плечами Леся. – Я просто не хочу больше иметь с вами ничего общего.
- Леся!
- Всего хорошего, - с этими словами Леся резко поднялась и развернулась, чтобы идти к стендам.

За её спиной охнули, что-то загрохотало, она обернулась: сумка валялась на полу, а Лидия Васильевна, закрыв глаза, полулежала в креслице, свесив руку. Леся подскочила к ней, суматошно размахивая руками и не зная, что делать:
- Лидия Васильевна! Лидия Васильевна!

- Леся, воды…, - слабым голосом простонала та.
- Да-да, конечно, я сейчас! – она помчалась к автомату с напитками, трясущимися руками затолкала монетки в прорезь и выцарапала из лотка выпавшую бутылку воды. Потом быстро подбежала к Лидии Васильевне и, придержав её за затылок, помогла напиться.

- Ох, что-то… сердце…, - еле выговорила та, прижимая руку к правой стороне груди.
- Давайте, я скорую…
- Нет, Лесечка, не надо. У меня такое бывает, - слабо махнула она рукой. – Сейчас пройдет.

- Лидия Васильевна, простите меня, - растерянно пролепетала Леся. – Я не знаю, как я так могла… Простите. Я приеду к вам, конечно, приеду. Только вы…
- Ох, Леся, спасибо тебе, - слабо улыбнулась та. Потом протянула руку. – Помоги мне встать.
Леся с готовностью помогла Лидии Васильевне подняться и, держа её под руку, медленно побрела к выходу, подстраиваясь под её медленный шаг.

***********************

Лена слушала долгие гудки в трубке, потом отключила вызов и задумчиво отложила умолкший смартфон.
- Лен, ты чего здесь? – в проеме двери маячил Женя. – Что наши Оля с Сергеем, подъезжают? – заметил он трубку на столе.

- Нет, не подъезжают, - со вздохом ответила она. – Оля позвонила и сказала, что они приедут утром. Какое-то совещание у Сережи образовалось.
Он быстро подошел к Лене и приобнял:
- И чего, ты так из-за этого расстроилась?
- Леська не отвечает, - скривив губы, ответила Лена и вновь потянулась к трубке.

- Ну, не отвечает и что? Может, форс-мажор какой-нибудь на выставке. Или в такси едет, а телефон в рюкзачок засунула, звонка не слышит. А ты сразу так огорчаешься. Идем-ка к столу. Майя так расстаралась сегодня. И надо, наконец, попробовать эту знаменитую рыбу, которую наловили наши путешественники.

- Она уже час назад должна была приехать.
- Ле-на, - Евгений пристально посмотрел ей в глаза. – Давай будем огорчаться по мере наступления проблем. Договорились.
- Ладно, Жень, - уныло кивнула Лена. – Пойдем, правда, поедим, а то наши гости уже, наверное, салфетки жуют от голода.

Рада и Сан Саныч что-то бурно обсуждали, стоя у окна в столовой, вернее выступала, как всегда, Рада, а Сан Саныч только кивал с улыбкой.
- Лена, у нас замечательная идея! – повернулась она к вошедшим Лене и Евгению. - Давайте завтра съездим на Лесечкину выставку. А кстати где же она? Ты же говорила, что Леся должна приехать.

- Говорила, - кисло подтвердила та. - Только у Леси, наверное, какие-то дела возникли неотложные.
- Ну, так позвони, выясни.
- Звоню, не берет.
- Так мы что, обедать без Лесечки будем? А Никита? Он тоже не приедет?

Женя и Лена быстро переглянулись, потом Женя выступил вперед:
- Так, гости дорогие! Давайте не ждать нашу непунктуальную молодежь, а то наш обед совсем остынет.
- Но как же…
- Радочка, идем за стол, - взял её под локоток Сан Саныч, и она охотно последовала за своим полковником.

------------------------------
Конец любого романа, как конец детского обеда, должен состоять из засахаренных орехов и чернослива.
Энтони Троллоп
Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить





Сообщение: 4030
Настроение: От скоростей и событий ветер свистит в ушах
ссылка на сообщение  Отправлено: 13.06.21 20:13. Заголовок: - Лесечка, как я рад..


- Лесечка, как я рад! – Андрей Петрович с распростертыми объятиями кинулся к вошедшей Олесе. – Лида говорила, что ты должна заехать, но я, честно говоря, даже не поверил. У меня тут небольшой отпуск образовался, буквально несколько дней, вот решил кое-какой ремонт на балконе сделать, ну и так, по хозяйству. Давай-ка мой руки и - на кухню, я такое блюдо приготовил, закачаешься!

- Здрасьте, Андрей Петрович, - смущенно кивнула Леся, освобождаясь от обуви и курточки. – Да я, вообще, ненадолго.
- Ну, что значит – ненадолго? Даже слышать не хочу. Совсем нас позабыла. А тут Лида говорит, что ты в Москве.

- Меня просто у мамы сегодня ждут. Бабуля вернулась из круиза, небольшой привет-фуршет…
- А, так Елена Николаевна в Москве?
- В Москве, - кивнула Леся, проходя к ванной. - А Лидия Васильевна… она как…?

Андрей Петрович недоуменно пожал плечами:
- В смысле – как? Замечательно. За пирожными пошла, сейчас должна вернуться.
Леся закусила губу, потом уточнила:
- А чувствует она себя как?
- Да всё в порядке! Спасибо, что так о ней заботишься, но уверяю тебя, Лида в полном порядке!

Леся сердито дернула бровями и, развернувшись, отправилась в ванную. Включив воду в умывальнике, она мрачно уставилась в зеркало.
«Ну, что, развели тебя, как девчонку?! Забыла, что она Никите устроила тогда, в гостинице? Изобретательная женщина! Ну, ладно!»
Она вытерла руки, встряхнула волосами и вышла в коридор.

- Вот, садись сюда, на свое место, - Андрей Петрович уже вовсю хлопотал на кухне, накрывая на стол. – Да рассказывай свои необыкновенные новости. Лида говорила, что у тебя своя выставка открылась в «Братьях Люмьер».

- Открылась. Только это не моя выставка, а нашего колледжа. Я просто участвую.
- Ну, - просто! – воздел он руки. – Это не просто, дорогая моя! У меня, по крайней мере, нет ни одного знакомого, который мог бы похвастаться таким достижением.

- Наверное, потому, что врачи не выставляют свои работы на всеобщее обозрение.
- А-ха-ха, ты права! – рассмеялся Андрей Петрович. – Вряд ли кому было бы такое интересно.
- Ну, почему же? Есть специальные разделы фотографии: судебная там, криминалистическая, клиническая, - пожала плечами Леся.

- Ты знаешь, а я в этом совершенно не разбираюсь. Но тебе верю. Так, - он, отвернув манжет рубашки, посмотрел на часы, – что-то Лида задерживается. Надо было мне самому сходить за пирожными, а то она обязательно что-нибудь не то купит. Леся, ты какое вино будешь – белое, красное? Или, может, что покрепче?
- Андрей Петрович, вы, пожалуйста, не беспокойтесь, - попросила Леся. – Я ненадолго совсем.

- Ну, это я слышал, - отмахнулся он от неё. - Но под мясо-то!
- Под мясо? Ну, тогда, наверное, красное, - неуверенно ответила Леся.
- Как вообще твои дела с учебой? Никита говорил, ты в колледже учишься в Тетюшеве.
- Пока да, учусь там. А с нового года, наверное, буду учиться в Москве, в архитектурной академии. Пригласили на кафедру фотоискусства, - сдержанно рассказывала Леся. - Правда, много досдать нужно будет. Экзамены, зачеты, творческие работы.

- Ничего себе, вот так новости! – развел руками Андрей Петрович. – Леся, ты умеешь удивлять. А как мама? Она совсем в Москву переехала, наверное?
- Я думаю, да. Они с Евгением Николаевичем распишутся на днях.

- Срок-то большой? Когда ждете прибавления?
- Мама говорила, в декабре.
- Ну, и традиционный вопрос: кого хочешь – брата, сестричку?
- Да мне неважно, - улыбнулась Леся. – Лишь бы были оба здоровы: и мама, и малыш.

- Отличный тост! – Андрей Петрович щедро плеснул вина в бокалы и протянул один Лесе, а сам поднял второй. – За здоровье!
Леся, помедлив, пригубила вина и отставила бокал в сторону.

В этот момент в коридоре послышался шум, хлопнула дверь, и голос Лидии Васильевны провозгласил:
- Я вернулась! Андрюша, какие ароматы!

Леся повернула голову и обомлела: в дверях появились Лидия Васильевна и Никита, которого она подталкивала за плечи:
- А вот и мы!
Никита замер на пороге, во все глаза глядя на Олесю, а она поднялась со стула и хмуро кивнула ему.

- Никита! Вот здорово, - обрадовался Андрей Петрович. – А к нам как раз Леся забежала.
- Да, совершенно случайно, - иронично заметила Леся, глядя на Лидию Васильевну. – А вам, я смотрю, уже лучше.
- Да, всё в порядке, - пробормотала та, умоляюще глядя на Лесю, потом торопливо заговорила. – Сынок, отправляйся мыть руки, будем обедать. Так всё вкусно тут у вас. Вот, Андрюша, самые свежие купила!

Андрей Петрович взял из её рук коробочку и придирчиво рассмотрел сквозь прозрачную крышку лежащие в кружевных салфеточках белоснежные буше и румяные эклеры, потом удовлетворенно кивнул:
- Выглядят чудесно! Лидочка, спасибо. А мы с Лесей тут уже по аперитивчику приняли. Так что садитесь давайте, пока всё не остыло.

Вернувшийся Никита молча опустился на стул рядом с Лесей. Он еще не проронил ни одного слова, она тоже была молчалива: отчасти из-за вероломства Лидии Васильевна, отчасти от неловкости, которая плескалась сейчас возле самого её горла.

Она вяло ковырялась в тарелке, едва слушая, что там оживленно говорит Андрей Петрович, рассказывая какую-то смешную историю из своей лечебной практики. По сути, говорил за столом только он. Никита отделывался односложными фразами. Лидия Васильевна к месту и не к месту вставляла какие-то комментарии, но тоже была скована, пытаясь поймать взгляд Олеси, избегавшей смотреть на неё.

После мяса плавно перешли к десерту. Леся украдкой поглядывала на часы. Андрей Петрович, заметив это, спросил:
- Лесь, может, ты у нас останешься? Переночуешь, а завтра уже к маме.
- Да, Олеся, оставайся, - запнувшись, попросила Лидия Васильевна.

Это сыграло своего рода роль катализатора. Леся отодвинула тарелку с недоеденным пирожным и положила ладони на стол:
- Спасибо вам за прекрасный ужин. Но мне пора. Да и Лидии Васильевне пора отдохнуть, - она с намеком взглянула на смутившуюся свекровь, но решила тему не развивать, видя, как боится та новых разоблачений.

Андрей Петрович разочарованно протянул:
- Ну, вот, а ты ведь так ничего и не рассказала про свои дела. Вы знаете, Лесю пригласили учиться в Москву. Вот новость так новость!
- Да что ты говоришь! Леся, это же здорово! - воскликнула Лидия Васильевна.

- Как-нибудь в другой раз расскажу, мне действительно уже давно пора.
С этими словами она поднялась из-за стола.
- Олесь, я провожу, - вызвался Никита, вставая следом.
- Как хочешь, но это необязательно, - небрежно ответила она.
- Провожу, - упрямо нагнул голову тот.

В прихожей Андрей Петрович обнял Лесю:
- Лесь, ты не забывай, заходи почаще. Никита, что ты молчишь, приглашай!
- Я приглашу, - сдержанно кивнул тот.

Лидия Васильевна тоже подошла попрощаться и, обняв слегка сопротивляющуюся Лесю, тихонько сказала на ухо:
- Спасибо, что не рассказала.
Потом она отклонилась, держа Лесю за обе руки:
- Прости меня.
Та независимо пожала плечами, потом, взяв сумочку, попрощалась и вышла за дверь. Никита вышел за ней.

Они молчали, пока ждали лифт. Пока ехали в лифте, тоже прятали друг от друга глаза. И уже на крыльце Никита подал ей руку, помогая спуститься со ступенек. Леся, помедлив, оперлась на прохладные твердые пальцы.
- Тебе необязательно провожать меня.
- Нет, я провожу. Хотя бы до метро.
Леся кивнула, и они отправились вдоль по улице по направлению к станции.

- Ты прости меня за сегодняшнее, - тихо попросил он.
- А что было сегодня?
- Ну, я молчал всё время. Ты, наверное, подумала, что я злюсь на тебя, но это не так. Я просто, - он запнулся, потом продолжил, - я не ожидал тебя увидеть. Мама так меня упрашивала прийти на обед. Думал, она снова какую-то каверзу подстроила.

- Она и подстроила, - фыркнула Леся.
- Что?
- Так, неважно, - махнула она рукой. Потом спросила: - Она сказала, ты из дома ушел. И где ты теперь живешь?

Он помолчал, потом буркнул:
- Неважно.
Леся усмехнулась:
- У Сони?
- Откуда ты…? – потрясенно переспросил Никита.
- Просто угадала.

Она остановилась и взяла Никиту за рукав:
- То, что мы с тобой расстались, не означает, что мы должны возненавидеть друг друга. Я очень хочу, чтобы ты был счастлив. Слышишь?

Никита кивнул, молча глядя на неё больными глазами.
Она приложила ладошку к его щеке и, привстав на цыпочки, легко коснулась губами его губ:
- Прощай.

С этими словами она развернулась к краю тротуара и остолбенела: прямо перед ней с резким звуком затормозил черный БМВ. Тонированное стекло опустилось: на неё из открытого окна авто пристально смотрел Морозов.

------------------------------
Конец любого романа, как конец детского обеда, должен состоять из засахаренных орехов и чернослива.
Энтони Троллоп
Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить
добрая мама




Сообщение: 10120
ссылка на сообщение  Отправлено: 16.06.21 14:14. Заголовок: Бэла http://forum24..


Бэла
Явление Рады народу
Ну и свекровь, с ней надо держать ухо востро...
Нда, у Олеси был непростой день, но похоже, что еще и с продолжением...

Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить





Сообщение: 4035
Настроение: От скоростей и событий ветер свистит в ушах
ссылка на сообщение  Отправлено: 31.10.22 10:22. Заголовок: Я прошу прощения. Ув..


Я прошу прощения. Увидела, что не закончила дело. Непростительная оплошность.



Леся украдкой оглянулась: Никита уже уходил, сгорбившись.
- Девушка, вас подвезти? – пророкотал Артем
«Не видел», - подумала она, а вслух сказала:
- Вы меня очень выручите, молодой человек. Я опаздываю на важную встречу.

Он мотнул головой, приглашая её садиться, и она, обежав машину, нырнула на сиденье рядом с ним.
Он прижался к её губам коротким поцелуем, потом спросил:
- И куда вы так торопитесь, прекрасная незнакомка?
- Едем, - махнула Леся рукой, - я покажу дорогу.
- Как скажете, сударыня! – он осторожно вырулил от тротуара, глядя в боковые зеркала, потом повернул на широкую улицу и нажал на газ.

Какое-то время они ехали молча, потом Морозов безразличным тоном спросил:
- Чем занималась сегодня?
- Да так, - неопределенно ответила Леся. - Выставка, встречи, чепуха всякая.
- А в этом районе что делала?
- В гости ходила.

- К Никите?
- С чего вдруг?
- С того что он здесь живет. Ой, да ладно! - поморщился он, не глядя на Лесю. - Видел я вас. Стоят, голубки, целуются.
- Артем, это…. – потрясенно начала она.
- …не то, что я думаю, - закончил он.

Потом, помолчав, заметил:
- Лесь, зачем ты всё начала сначала? Нет, мне просто интересно. У вас, я так понимаю, всё в порядке. А с какого бока здесь я, не скажешь?
- Скажу, - Леся развернулась к нему всем корпусом и серьезно произнесла. - Я люблю тебя. А Никита… он просто проводил меня, ничего больше. И мы с ним расстались. Совсем.

- Это правда? – Артем всё ещё не смотрел на неё.
- Это правда, - Леся сказала это таким тоном, что Артем коротко взглянул на нее, потом, пряча улыбку, заметил:
- Ладно, Оксана, этот косяк я тебе прощаю.
- Точно?
- Абсолютно.
- Тогда я не Оксана, а Олеся.
- Принято!

***********************

Спустя час они подъехали к дому Левандовского, и Морозов присвистнул, опустив стекло:
- Ничего себе, ангар! Ну, ладно Лесь, беги. Тебя ждут.
- Что значит – беги? А ты?
- А я поеду.

Леся, отстегнув ремень, не спешила выбираться из машины.
- Вообще-то я думала, что мы сегодня вместе придем на ужин.
- Лесь, плохая идея, – отрицательно качнул тот головой. – Приехала твоя бабушка. Маме твоей тоже волноваться вредно. Давай не сегодня.

- А когда? Ты что, не хочешь афишировать наши отношения? - подозрительно прищурилась она.
Артем взял её ладонью за шею и, притянув к себе, поцеловал твердыми жадными губами, потом близко посмотрел на неё:
- Не говори так. Я люблю тебя, Леська. Но мне не хотелось бы скомкать представление меня в качестве твоего …возлюбленного перед твоими близкими.

- Какой ты, - восхищенно выдохнула Леся.
- Какой?
- Такой… романтичный. Ладно, Тём, мне, правда, пора. Вон мама весь телефон оборвала. Но, - погрозила она пальчиком, - не думай, что тебе долго удастся скрываться.

- А я и не думаю, - рассмеялся тот. – Всё, беги. Хочешь, завтра заеду за тобой утром, на выставку отвезу?
- Хочу! – восторженно согласилась Леся.
- Отлично. В девять нормально будет?

- Ещё бы! Ну всё, пока, - она выскочила из машины, обежав её спереди, просунула голову через опущенное стекло дверцы и прижалась к губам Артема озорным поцелуем, потом нежно проворковала:
- Пока, mon Prince. Je t'aime.
- Я тоже. До завтра!
Он дождался, пока она скроется за входной дверью, потом развернулся и нажав на газ унесся по направлению к Москве.

************

- А вот и я! - Леся, вбежав в гостиную, крутанулась и, раскинув руки, выступила на середину комнаты.
- Лесечка! Доченька! Олеся! Ну, наконец-то! – загомонили все, кто находился в гостиной.
- Лесь, ну разве так можно? Почему ты не отвечала на звонки? – с упреком спрашивала Лена.

- Лесечка, что же ты так задержалась? У нас была такая вкусная рыба! Мы сами с Сан Санычем наловили, - хлопотала рядом Ираида.
Мужчины только молча с улыбками наблюдали за «девочками».

- Ну я ведь пришла! Не стоило волноваться, - частила Леся. – Бабуля, я жду рассказов про круиз.
- Ой, Леся, снова всё сначала начинать! – закатила бабушка глаза.
- Ого, да у вас тут вечеринка с вином! – Олеся увидела на низком столике бутылку и три бокала. – Тогда я присоединяюсь.

- А поесть? Давай принесу, – Лена направилась было к кухне, но Леся остановила её:
- Мамуля, не надо, я сыта.
- Интересное дело, где это ты поела? – с подозрением уставилась на нее Лена.

- Мамочка, я потом расскажу, - подавшись к ней, сказала Леся так, что её услышала только мама. – Я у вас сегодня остаюсь, и мы поговорим.
- Ну и чего вы там шепчетесь? – притворно строго спросила Рада.
- Тост обсуждаем, - резво развернулась Леся. – Сан Саныч, вам слово по старшинству.

- За нашу семью, понимать-нет! – с чувством сказал Сан Саныч, поднимая бокал.
- Согласна! – отсалютовала Рада, остальные присоединились.

*****************

- Ну, Лидия Васильевна, ну актриса! – качнула головой Лена, слушая рассказы Леси. Они уединились возле огромного окна на небольшом диванчике. Гостиная освещалась только маленьким светильником в углу.

Леся уютно устроилась у мамы под боком, привалившись к ней. Все её переживания, о которых она только что рассказала, даже как-то увяли, пожухли. Словно на них направили яркий свет, и стало понятно, что уродливые монстры – это всего лишь маленькие козявки, и бояться их смешно и нелепо.

- А что же Никита? – осторожно спросила Лена. – Вы всё-таки совсем расстались?
Леся помедлила, потом кивнула:
- Да, мамочка, совсем. Решено. Ты только не волнуйся за меня.
- Да уж, огорошила ты нас сегодня новостью про свой перевод в Москву! – тихонько рассмеялась Лена. – Главное, молчала!

- Мамуль, ну я же хотела сюрпризом! – взмахнула рукой Леся. – Зато видела, как все ошалели? Разве плохо получилось?
- Замечательно получилось, – похлопала та по Лесиной руке. – Я вообще ужасно рада, что ты будешь рядышком. А вот бабушка… Я думала, она огорчится, узнав твои новости, а она, напротив, вполне счастлива, кажется.

- Мамуль, ну ей столько всего предстоит: конкурс, филармония, новый уровень работы. Видела, с каким восторгом она говорила про свою дальнейшую жизнь? Ей совсем не до меня будет.
- Ну да, ну да, - со вздохом подтвердила Лена. – Только что с ней будет, когда она узнает про ваш разрыв с Никитой… Боюсь даже думать.

- Мам, как-нибудь потом скажу, главное, ты не волнуйся.
- Да вроде отволновалась уже. Женя помог.
- Как это?
- Сказал, рано или поздно, но надо детей от юбки отцеплять.
- Обожаю дядю Женю, - с чувством заявила Леся, прижав руки к груди. – А ты как вообще?

- Что?
- Ну… твоя свадьба послезавтра. Я так мандражировала, помню, перед своей. Ведь тогда ещё сомневалась, помнишь, сидели на кухне накануне?
- Конечно, помню, - вздохнула Лена в ответ, а Леся продолжала, задумчиво глядя за окно на полуоблетевшие кусты, черные в сумерках:
- Чувствовала, что Никита любит меня, а я… А я просто плыла по течению, скорее из упрямства. Наверное, пыталась всем доказать, что взрослая, самостоятельная. И неотразимая! Захотела и влюбила в себя москвича, да еще взрослого, да еще врача!

- Знаешь, Лесь, я как-то …не воспринимаю эту нашу свадьбу чем-то таким – первостепенным, грандиозным, колоссальным, – задумчиво заговорила Лена после недолгого молчания. – Может потому, что все мысли мои про маленького. Да и торжество будет тихое, семейное, камерное.

- Тихое, семейное, - недоверчиво протянула Леся.
Лена встрепенулась:
- А что? Я чего-то не знаю? Леська, что ты имеешь в виду? Что, дворцы, кареты, оркестры и Элтон Джон что ли?

- Мам, да ничего я не знаю! – заторопилась Леся. – Просто дядя Женя, он такой …мужчина с размахом! Да и дядя Андрей тоже, кажется, ему под стать. А когда два таких человека сходятся вместе, жди чего-то феерического. Но ты не волнуйся, - авторитетно заключила она. Для дяди Жени главное – ты и твои желания.

- Думаешь? – неуверенно переспросила Лена.
- Ха! Уверена.
- Девчонки, а чего вы тут сумерничаете? – громким шепотом спросила Рада, появляясь со стороны лестницы.

- Мам, я думала, ты десятый сон видишь! – встрепенулась Лена.
- Да какой там десятый сон, - картинно вздохнула Рада, устраиваясь в кресле напротив них. – Сан Саныч, тот да, заснул, кажется, еще на полпути к подушке. А я что-то так взбудоражена, взволнована, что сон не идет. Покрутилась, повертелась да пошла вниз. А вам тоже, значит, не спится?! Ладно, Леся, дело молодое! Ленка, ну ты-то! Как Женя тебя спать не погнал?
- А Женя деликатничает, - пояснила Лена. - Знает, что мы тут с дочерью воркуем.

- Я, конечно, деликатничаю, - раздался с площадки второго этажа раскатистый бас Левандовского, - но тоже пришел вам напомнить про время.
«Девочки» вздрогнули от заставшего их врасплох Евгения, дружно задрали головы, потом переглянулись и прыснули со смеху.

------------------------------
Конец любого романа, как конец детского обеда, должен состоять из засахаренных орехов и чернослива.
Энтони Троллоп
Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить





Сообщение: 4036
Настроение: От скоростей и событий ветер свистит в ушах
ссылка на сообщение  Отправлено: 31.10.22 10:23. Заголовок: Она сидела посреди г..


Она сидела посреди грандиозной, празднично украшенной залы в огромном кресле, похожем на трон. Возле неё стояли корзины цветов. В отдалении степенно прохаживались гости, затянутые во фраки и бальные платья. Где-то высоко, под самым потолком, звучала музыка, и роскошные люстры тихонько звенели, покачивая переливающимися подвесками.

Лена глубоко вздохнула, пытаясь подавить волнение. Получалось плохо. Да ещё и Женя куда-то пропал. Она тщетно разыскивала его в толпе гостей глазами. Его нигде не было. Откуда-то налетел сквозняк, и она поёжилась на своем прямо таки королевском троне.

Вот в этот самый момент она и увидела его. Он скользил в завораживающе-плавном танце в центре зала, а рука его нежно обнимала изящную талию ...Полины. Лена сразу же узнала ту по затейливо уложенным угольно-черным локонам и горделивой посадке головы.

Они, кружась, приближались к тому месту, где она сидела, пытаясь съёжиться на своем "троне". И вот уже они так близко, что она чувствует аромат духов Полины, и та, словно только заметив её, Лену, надменно окидывает её с ног до головы и вновь с улыбкой переводит взгляд на Женю, а тот, будто не замечая Лену, нежно смотрит с легкой улыбкой на свою партнершу. И вот они уже удаляются от Лены, кружатся, кружатся. У нее в глазах всё начинает кружиться....

Она резко просыпается: рядом Женя, лежащий почти на краю кровати (такая у него теперь привычка - очень боится неловко задеть её во сне). В комнате полумрак, нарушаемый только светом крошечного ночника возле двери.

Лена, вся ещё во власти кошмарного сна, осторожно выбирается из-под одеяла и нашарив ногами тапочки, встает с постели. Её немного потряхивает от пережитого, а на щеках - она проводит ладонью - слёзы.

"Ну, что ты, глупая, что? Это всего лишь сон, сон - и больше ничего", - пытается она утихомирить расшалившееся сердце. Но тревога все не уходит. Лена идет в ванную, чтобы умыться, и, опершись руками о мраморную столешницу, пристально вглядывается в свое отражение.

"Ты ведь ни о чем не пожалеешь, так?" - неуверенно спрашивает она у встревоженной женщины с нежным румянцем недавнего сна по ту сторону стекла с серебряной амальгамой.

"Откуда мне знать? - пожимает та плечами. - Ни в чем нельзя быть уверенной в наше время. И Женя может ..."
- Нет! - почти кричит она.

Спустя минуту в зеркале появляется взъерошенный со сна Женя. Он сонно щурится от света и хрипло спрашивает:
- Лен, что случилось? Проснулся, а тебя нет.
Он, окончательно просыпаясь, быстро подходит к ней и, развернув к себе,
тревожно повторяет:
- Что случилось? Ты что, плакала? - он осторожно стирает следы недавних слез с её лица.
- Да, снова сон, такой плохой, плохой, - губы у неё дрожат, и она утыкается носом ему куда-то в ключицу.
- Маленькая моя, маленькая, - нежно бубнит он своим непередаваемым баритоном. - Пойдем-ка ляжем, я прогоню все сны от нашей постели, чтобы ты видела только хорошее.
Лена согласно кивает, шмыгая носом, и покорно идет за ним, доверчиво цепляясь за его ладонь.

**********

Утро пришло, осторожно заглянув в приоткрытые шторы, и пощекотало солнечным лучом её закрытые глаза. Лена, повернув голову, обнаружила, что Женя уже исчез куда-то. Она покрутила головой и улыбнулась: последний день её холостой жизни. Все тревоги и сомнения, не дававшие ей спать этой ночью, сами собой улетучились, оставив только легкую горечь, словно в горстке малины попалась одна, по которой пробежался пахучий жучок.
Лена сползла с постели, набросила пеньюар и побрела в ванную.

- Доброй утро, мамочка! - поздоровалась она, спустившись через некоторое время в столовую. - А где Леся?
- Доброе утро, Леночка! - бодро отозвалась та, воюя с кофемашиной. - А Лесечка уже позавтракала и умчалась на роскошном авто на свою выставку. Нет, ты видела, какой уровень: за фотохудожником присылают целый шикарный автомобиль. Нет, кофе замечательный, - ворчливо переключилась она на свои дела, - но я так скучаю по своему рецепту, а ЕВА...

- Я вас слушаю, Ираида Степановна, - включилась ЕВА. - Какой кофе вам приготовить?
Та, вздрогнув, уронила ложечку и картинно взялась пальцами за виски:
- ЕВА, что ж так пугать-то, я и сама бы справилась. Ну, раз так - давай макиато, хочется с утра сладенького. Лен, ты что будешь?

- Мамуль, я пока просто посижу с тобой, - заявила Лена, удобно устраиваясь возле стола.
- Майя ваша, конечно, просто восторг! Такую творожную запеканку сделала! И блинчики - кружева! Рая, конечно, была тоже, в общем... Но Майя!
- Она ушла уже?
- Да. Сегодня у неё рынок с утра. Вернется перед обедом, сказала.

- А Женя?
- Лена, ну ты всё забыла, что ли? - всплеснула та руками. - Оля же с Сережей прилетели. Женя решил лично их встретить.
Она осторожно перенесла чашечку с макиато к столу и уселась напротив Лены. Сделав первый глоток и блаженно жмурясь, проворковала:
- Боже, как прекрасна жизнь!

- А Сан Саныч? - продолжала лениво спрашивать Лена.
Ираида Степановна иронично усмехнулась:
- Сан Саныч с утра уже обходит владения садовника. Подскочил ни свет ни заря, перехватил тут что-то по-быстрому и унёсся, только след простыл.

- Так, Леночка, - она отставила пустую чашечку и потерла ладони. - Давай завтракай и приступим!
- К чему, мамуль?
- Здра-асьте! А свадьба? нужно ведь всё-всё приготовить!
- Да что там готовить-то? - пожала плечами Лена. - Я же говорила тебе - готово всё.
- Хорошо, идем покажешь это твоё "всё". И что ты не одета до сих пор? Сейчас гости приедут! И позавтракать надо! Не-пре-мен-но!

- Ма-ма! Колокольчик ты мой серебряный! - рассмеялась Лена. - Всё, бегу наряжаться!
- Не беги! Тебе вредно! - прокричала вслед удаляющейся Лене Рада и придвинула себе тарелку с блинчиками. - Ну, ничего без меня не могут!

Едва Лена успела принарядиться в легкую тунику с трикотажными брючками, как внизу раздался шум, означавший: приехали! Лена осторожно стала спускаться к лестницы и вывернув за угол попала прямо в объятия Ольги:
- Леночка, телепузик ты мой! - в своей обычной восторженной манере верещала подруга. - Как вы тут выросли без меня!

- Оль, ну что ты говоришь! - смущенно смеялась Лена, поглаживая круглый живот.
- Кого ждем-то? А то Евгений Николаич прям партизан.
- Да времени нет узнать, да и не очень надо, - махнула Лена рукой и улыбнулась. - Здравствуй, Сережа! Очень рада, что вы смогли вырваться.

- Здравствуй, Леночка. Чудесно выглядишь, - подошел тот с объятиями.
Женя только улыбался на заднем плане, стаскивая куртку.
- Ой, Оленька, Сережа! Приехали! - Рада вывернула из столовой и попала в объятия Ольги.

После того, как перецеловались, внесли вещи и отправились в гостевые комнаты, Женя наконец-то обнял Лену:
- Ну что, душа моя, как настроение?
- Ой, Жень, только сейчас почувствовала приближение праздника, - С восторгом заявила она, прижимаясь к нему.

- А, так вот что тебе нужно для поднятия настроения - полный дом родных и друзей! - рассмеялся Евгений. - Учту на будущее. А что это ты ночью пугала меня? Не спалось?
- Да сон дурацкий приснился, - улыбка сбежала с её губ, и Женя спохватился:

- Ладно, прости, забыли. Ну, что, сегодня устроим мальчишник и девичник? Как тебе идея?
- Я... даже не знаю, - пожала Лена плечами. - А завтра все останутся живы после ...этих мероприятий?
- Хм-м, ты меня подозреваешь в склонности к загулам? - иронично поднял он брови.

- Тебя - нет, но...
- Не переживай, всё будет в спокойной сдержанной манере, как ты и хотела.
- Да, Жень, - спохватилась Лена, - мне тут Леся вчера намекала, что вы с Андреем собираетесь что-то феерическое устроить? Это правда? Жень, мы же договаривались, что всё будет скромно и...
- Солнце моё, - перебил её Левандовский и взял её лицо в ладони. - Уверяю тебя, всё будет так, как ты и хотела.

- Ну что же, - успокоенно кивнула Лена. - Тогда будем готовиться к мальчишнику-девичнику. Только ...
- Что?
- А... нельзя это всё как-то...
- ...объединить? - озорно блеснул глазами Женя. - Уж будь уверена, надолго мы не сможем быть в разных комнатах, непременно соберемся вместе.
- То есть мы здесь будем? Никуда не поедем? - уточнила Лена.

- Нет, если ты хочешь...
- Не хочу, - быстро перебила она. - Такой у тебя дом большой, можно целый полк разместить и никому тесно не будет.
- У меня? - он пристально посмотрел на неё.
- Прости, у нас! Конечно же у нас, - смущенно рассмеялась Лена. Она быстро поцеловала его и высвободилась из объятий, потому что на лестнице уже слышались шаги сбегавшей вниз Ольги и тяжелая поступь Сергея, старавшегося не отставать от жены.

После второго, совместного с гостями завтрака Женя, наскоро поцеловав Лену и попрощавшись, умчался по делам, а Лена и Ольга наконец уединились в небольшой комнате наверху.
- Ну, как ты, Леночка? Всё хорошо? - пристально вглядываясь в её безмятежное лицо спрашивала Ольга.

- Да всё в порядке! - рассмеялась Лена.
- Я смотрю, он на тебя не надышится.
- Это правда, - кивнула та.
- Ой, как же я рада за тебя! Рада, что ты решила так круто изменить свою жизнь, не испугалась, переборола все сомнения.

- Ну, не совсем уж переборола, - протянула Лена, задумчиво глядя в окно, где Сергей и Сан Саныч что-то бурно обсуждали с садовником, а потом, размахивая руками, отправились все вместе в дальний угол сада. - Но он совсем не дает мне возможности усомниться в себе и в моем выборе, и это ...здорово. - Последнее слово она произнесла очень тихо, словно про себя.

В этот момент пиликнул телефон, Лена потянула его к себе и открыла сообщение.
На экране смартфона высветилась фотография, на которой Левандовский в окружении кучи полуголых девиц, сжав одну из них в объятиях, в полном восторге позировал на камеру.

В уголке светилась дата: **.10. 2015

------------------------------
Конец любого романа, как конец детского обеда, должен состоять из засахаренных орехов и чернослива.
Энтони Троллоп
Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить





Сообщение: 4037
Настроение: От скоростей и событий ветер свистит в ушах
ссылка на сообщение  Отправлено: 31.10.22 10:24. Заголовок: Лена ошарашенно подн..


Лена ошарашенно подняла глаза на Ольгу, потом опять посмотрела в пиликнувший телефон. На экран выплыла ещё одна фотография: Левандовский в одних плавках лежит на шезлонге возле бассейна, по-видимому, в какой-то сауне, а на нем полулежит обнаженная девица.

- Л-лен, ты чего? - с испугом глядя на её помертвевшее лицо, выговорила Оля.
- Оль, я... - Лена только молча разводила руками, не в силах вымолвить ни слова.

- Да что там такое, господи?! - Ольга выхватила из рук Лены смартфон и взглянула на экран: глаза её расширились, потом она спохватилась и с деланной беспечностью небрежно махнула рукой:
- Лен, ну это сто лет назад было, наверное, подумаешь! И кому только в голову пришло...

- Оль, какие сто лет назад! - прорезался голос у Лены. - На дату посмотри: там черным по белому, то есть красным по черному, то есть... Это же было, когда он сюда приезжал, якобы развод оформлять. Ну, видимо, оформил! И отпраздновал! Оль, ну что это, О-ля?! - и Лена уже разрыдалась в голос.

Ольга, подскочив, захлопотала возле неё, метнулась к двери, потом вернулась:
- Леночка, погоди, я водички..., сейчас, Леночка, - и выбежала за дверь.

Сбегая с лестницы она наткнулась на входившую в двери Олесю.
- Тётя Оля, с приездом! - радостно воскликнула та, но Ольга только махнула рукой на бегу:
- Привет, Лесь, не до тебя.
- Что случилось-то? - недоуменно прокричала ей вслед Олеся.
- Сейчас, сейчас, где у них тут стаканы-то, гос-споди? - бормотала Оля, мечась по кухне. Потом налила воды в кружку и бросилась к лестнице.

Леся проводила её глазами и, спохватившись, припустила следом.
- Мам, что случилось? - растерянно спрашивала она, замерев в дверях и переводя глаза с рыдавшей Лены на взволнованную Олю, поившую ту водой.
Лена только взмахивала рукой, захлёбываясь в рыданиях.

Оля кивнула на валявшийся тут же смартфон, который продолжал попискивать, принимая всё новые и новые сообщения.
Леся взяла телефон и, открыв фотографии, даже поперхнулась, потом нахмурившись, увеличила одну из них: в глазах мелькнул огонек догадки.

- Мамуль, - скучно поинтересовалась она. - А когда это дядя Женя такую роскошную татуху набил? Я и не знала, что он у тебя настолько креативный.
- Ч-что? - всхлипывая, пробулькала Лена. - Какую еще татуху?
- А вот, - и Леся ткнула пальцем в экран.

Лена судорожно втянула воздух, вглядываясь в снимок.
А Леся снова перелистнула несколько кадров и усмехнулась:
- Надо же, а здесь уже нет татухи. Наверное, смываемая. Зато прическа изменилась: не знала, что дядя Женя носит хвост и выбривает виски. Да он прям плей-бой какой-то. Да, мамуль, развели тебя на фотошоп, а ты и поверила. Ну, ладно ты: гормоны и всё такое. Но вы-то, тётьОль, куда смотрите?!

Ольга выхватила телефон из рук Олеси и стала судорожно листать фотографии, потом раздраженно кинула трубку на столик:
- Нет, ну, это свинство же! Кому только понадобилось такое сделать?! А ты чего ревешь? Сразу Женьку заподозрила во всякой чепухе! Эх ты, невеста. Пойдем-ка умываться, горе моё!

Когда они вдвоем ушли в ванную приводить себя в порядок, Олеся ещё раз перелистала снимки в телефоне и, убедившись, что все они одного сомнительного происхождения, набрала со своего телефона Левандовского:
- Дядь Жень, привет, это я? А ты скоро будешь?

- Привет, Лесь, - в трубке слышались звуки музыки. - Я только к трем приеду. Что-то случилось?
- Нет, ничего срочного, - вдруг спохватилась Леся, решив ничего не говорить. - Просто спросила, когда будете.
- Точно всё в порядке? - переспросил Евгений. - Голос у тебя какой-то.

- Да ну, нормальный голос, - с деланной беспечностью ответила Леся.
закончив разговор, она, сердито нахмурившись, постучала себя трубкой по лбу. После этого набрала Артема и спросила скороговоркой:

- Тём, привет, можешь помочь?
- Для тебя всё, что хочешь, - вальяжно пророкотал тот в трубку.
- Надо одного террориста вычислить.
- Чего? Лесь, во что ты там ввязалась? - в голосе Артема послышались встревоженные нотки.

- Да ни во что! - отмахнулась Леся. - Просто маме кто-то на телефон всякую гадость прислал. Она расстроилась так, просто ужас. И мне очень хочется узнать, кто это настолько страх потерял.
- Хм-хм, - задумчиво протянул тот. - Это терпит до завтра?

- Тём, ну ты чего? Завтра у мамы свадьба, а я хочу, чтобы она в новую жизнь вошла без тени сомнений!
- Надеюсь, ты не подозреваешь, что твой Евгений Николаевич в этом замешан?
- Я, Тём, не знаю. Просто ни в чем нельзя быть до конца уверенной, - жалобно сказала Леся. - Ведь кто-то же захотел устроить такую встряску маме. А что они завтра выдумают? Катастрофу какую-нибудь?

- Ну, рациональное зерно в твоих рассуждениях есть. Твой будущий отчим, кажется, неплохо упакован.
- Может, не надо меня ещё больше пугать? - сердито прервала его Леся. - Просто скажи, можешь помочь или нет?

- Не сердись, - примирительно попросил Артем. - Я в голове уже начал прокручивать решение проблемы и упустил, что она касается тебя лично. Давай так: бери смартфон и приезжай на угол улицы К..., ну знаешь, где та кафешка, "Свинья и бисер"? Сможешь? Я договорюсь со своим человеком, и мы накроем твоего террориста. Телефон-то сможешь забрать?
- Думаю, да! - с готовностью ответила Леся. - Я скоро буду.

Леся отключилась и побежала к выходу, притормозив возле спальни Лены. Она просунула голову и позвала:
- ТётьОль.
Та вышла из комнаты, растрепанная и взволнованная:
- Ну, чего тебе?
- Как там мама?
- Да вроде успокоилась, - тихо ответила Ольга.

- Я сейчас уеду ненадолго, попробую разобраться, что это за посланник такой объявился. Пусть мама телефон свой не ищет, хорошо?
- Лесь, ты что задумала?
- Тётя Оля, - с решимостью в голосе ответила Леся, - я хочу, чтобы мама вышла замуж без проблем и огорчений. С неё хватило всего этого с моим папочкой-фантазером. И я буду её защищать.

- Лесь, у неё Левандовский есть для защиты, - попыталась отговорить её Ольга.
- Как-то не очень он её защищает, - отмахнулась Леся. - Я ещё помню, как мама переживала тогда, месяц всего лишь прошел! Как лежала целыми днями, уставившись в одну точку. И весной тогда тоже была, вы же помните, какая. Она обо мне всегда заботилась, а теперь я позабочусь о ней. И о будущем ребенке.

- Не уверена, что это хорошая идея, - качнула головой Ольга.
- Я решила. И вы меня не отговаривайте.
- Какая ты взрослая стала, Леська, - с непонятным сожалением вздохнула та.

- Ладно, я скоро буду, - махнула рукой Олеся. - А вы тут успокаивайтесь и собирайтесь в салон красоты: мама записана на после обеда. Так что у вас хватит забот до моего приезда. Ну все! Я ушла! - и она поскакала по лестнице вниз.

------------------------------
Конец любого романа, как конец детского обеда, должен состоять из засахаренных орехов и чернослива.
Энтони Троллоп
Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить





Сообщение: 4038
Настроение: От скоростей и событий ветер свистит в ушах
ссылка на сообщение  Отправлено: 31.10.22 10:24. Заголовок: - Ну, что там у тебя..


- Ну, что там у тебя? Скоро? – спросил Артем, прихлебывая кофе.
- Момент. Терпение, комрады, тер-пе-ни-е, - Санчо, парень, который пообещал им помочь, - татуировки, борода и дредды, - позвякивая многочисленными браслетами и «фенечками», стремительно щелкал клавишами ноутбука.

Они сидели в «Свинье и бисере» в уединенном закутке возле окна.
- Еще кофе, Лесь? – спросил Артем.
- Нет, - мотнула та головой и тихонько пожаловалась. – По моему, у меня этот кофе уже в ушах плещется. Наверное, неделю спать не буду.
- Это предложение? – он накрыл Лесину руку своими горячими пальцами.

Та недоуменно перевела взгляд с Санчо, которого она уже прямо гипнотизировала, на Артема, потом до неё дошло, и она, прыснув, легонько шлепнула его ладошкой по руке:
- Тебе всё шуточки.
- Какие шутки, я серьёзен, как сто налоговых инспекторов, - притворно нахмурился тот.

В этот момент Санчо прекратил лупить по клавиатуре и удовлетворенно откинулся на спинку стула:
- Ну, вот как-то так, - после чего победным жестом развернул ноут экраном к Олесе. – Наслаждайся. Если этот чел тебе о чем-нибудь говорит.

Леся пробежала по экрану глазами, рот её самопроизвольно открылся, а глаза расширились:
- Ч-что? Да ты…
- Чего там, Лесь? – подвинулся к ней Артем и прочел то, что было на экране. – Постой, это же… твоя фамилия. Это что, какой-то ваш родственник так развлекается?
- Родственник, - сжав зубы, зло проскрежетала Олеся. – Ну, гад, папочка, какой же гад! Ладно, когда врёт просто из любви к искусству, но когда от этого другие люди страдают…

Она мрачно попросила Санчо:
- Можешь мне снимок экрана отправить?
Тот небрежно пожал плечами:
- Окай, сейчас кое-что подотру во избежание и отправлю.

Леся в ожидании барабанила пальцами по столу. Наконец, телефон её булькнул, принимая новое сообщение, она посмотрела, кивнула и, отодвинув стул, поднялась:
- Ладно, ребята, мне пора. Спасибо, Санчо, за помощь.

С этими словами она развернулась и стремительно пошла к выходу.
Артем перекинулся парой слов со своим приятелем и ринулся догонять её.
Уже на улице перехватил её за локоть:
- Стоп, Лесь. Далеко собралась?
- Да я его просто… просто…

Он тряхнул её за плечи:
- Успокойся. Всё.
- Да как ты не понимаешь? Я же дядю Женю подозревала! Ну, что это его любовницы такое вытворяют, а тут… Вроде бы родной человек и такое, - на глазах её задрожали злые слёзы.
- Леська, всё, успокойся, - он гладил её по плечам, потом прижал к груди голову, и её напряженные плечи немного расслабились. – Перестань. Главное, ты узнала, кто это сделал.

- А если он что-то сотворит на церемонии? – подняла она к нему расстроенное лицо. – Если он будет опять гадость слать, и мама...
- Не будет. Санчо какую-то хитрушку прицепил к его номеру. Он вообще ничего и никому не будет слать.

- Так он что, так и останется безнаказанным?
- Не будем пока спешить и горячиться. Пусть пройдет церемония, потом разберемся. Хорошо?
- Уверен?
- Конечно. В конце концов, месть – это блюдо, которое подают холодным.

- Месть… Фу, какое слово, - поморщилась Леся.
- Вот видишь, даже слово тебе не нравится, - усмехнулся Артем. – А сама собралась лететь с саблей наперевес, мстить отцу родному.
- Отец! – Лесю даже передернуло. – Какой он мне отец! Права была бабуля. Да и мама тоже. Гад он!

- Ну, всё, всё, повоевала и хватит, - успокаивающе сказал Артем. - Давай, я тебя отвезу домой, у меня просто ещё дел куча сегодня.
- Прости, я тебя дергаю, - покаянно вздохнула Олеся. – А тебе же собираться надо. Может, я помогу?
- Лесь, у тебя же завтра свадьба у мамы, - напомнил он.

- У меня… Постой, а ты?
- Что – я?
- Ты ведь придешь на свадьбу? Мы же договаривались!
- Хм, - откашлялся Артем. - Во-первых, не договаривались, а обсуждали. - Потом, помедлив, неохотно кивнул. - Приду.

- Правда?! – глаза Олеси загорелись радостью.
- Правда.
- Значит, я тебя представлю, как своего парня!
- Погоди, - придержал он её. – Я кое-что придумал. В общем, я появлюсь на свадьбе в качестве фотографа. А уже по обстоятельствам мы...
- Ну, не-ет! – разочарованно протянула она. – Ну, Тём!

- Лесь, - он строго посмотрел на неё. – Давай пока так. Если будет подходящий момент, мы…
- Ну ладно, - разочарованно кивнула Олеся. – В конце концов, что я тебя, насильно, что ли, тащить буду? Не хочешь не надо.
- Ле-есь, - он пытливо заглянул ей в глаза. – Не капризничай.
Она дернула плечиком, потом вздохнула:
- Хорошо, не буду.
- Молодец. Едем?
- Едем.

**************

Левандовский заглушил мотор, посидел немного за рулем, потом выбрался из машины. День выдался невероятно суматошным. Вроде бы к завтрашнему празднеству было готово всё, за исключением каких-то неважных мелочей, но на душе всё равно царапался какой-то холодок тревоги, словно он что-то забыл или не учел. Он достал с заднего сиденья пакет из «Винотеки» и отправился в дом.

- Евгений Николаевич, приветствую, - отрапортовал Сан Саныч, появляясь из кухни, облаченный в веселенький передник. – Докладываю: дамы всем личным составом, кроме Олеси, отправились в салон красоты, наводить эту самую красоту, понимать-нет. Олеся должна прибыть с минуты на минуту. Сергей Иванович отправился на прогулку с неясными целями. Подозреваю – за цветами.

- Сан Саныч, ну вы просто как на параде, - рассмеялся Евгений. – А что это на вас?

Сан Саныч, обнаружив на себе передник, немного стушевался, потом смущенно принялся стаскивать его:
- Да это я тут… так… Майю-то отпустили, а дамы, я слышал, говорили: вроде мальчишник-девичник намечается. Вот, решил что-нибудь… Только, правда, пока не приступал. Запасов для праздника что-то не обнаружил. Только молочные продукты, яйца и хлеб.

- Сан Саныч, ну что вы, расслабьтесь: всё давно готово! Идемте, покажу, – махнул рукой Евгений. – А вот пару бутылочек вина я прихватил с собой, - он тряхнул булькнувшим пакетом.

Они промаршировали в дальний закуток кухни, где стоял массивный "Шарп".
- Вот, в этом холодильнике у нас и хранятся готовые блюда, - он распахнул обе дверцы: там на полочках стояли аккуратно приготовленные блюда.

- Мать честная! – воскликнул Сан Саныч. – Да тут пир на весь мир! Ну, тогда отставить готовку. Эти бы припасы уничтожить.
- Значит, наши девочки отправились чистить перышки? – закрывая холодильник, уточнил Евгений. – А Леся где? А то она мне зачем-то звонила, я так и не понял…

В этот момент хлопнула входная дверь, и Лесин веселый голос провозгласил:
- Я дома!
Левандовский, оставив пакет на столе, вышел к ней:
- О явление! Что звонила-то, я так и не понял.

Леся сбросила ботинки, резво стащила куртку и, подбежав к Левандовскому, кинулась тому на шею:
- ДядьЖень!

Тот недоуменно обнял её, потом, отклонившись, поднял брови:
- Чувствую какой-то подвох! Ну, рассказывай, чего натворила?
- ДядьЖень, ну что сразу - натворила? – притворно надула губы Леся, отходя от него. – Вот нельзя человеку просто быть счастливым. Сразу расспросы, вопросы: что, почему, отчего. Праздновать-то будем сегодня или как? – она крутнулась на одной ножке, потом поинтересовалась. – А мама дома?

- Вообще-то они в салоне у Лизы. А вот почему ты прогуливаешь?
- А потому что я и так прекрасна, как майская роза. Дядь Жень, я хотела с вами посоветоваться.

- Хм, ну я, наверное, у себя буду, - кашлянул Сан Саныч и пошел наверх.
Левандовский сел на диван и предложил:
- Ну слушаю тебя, майская роза.

Леся вытянулась перед ним в струнку:
- Я хотела вам сообщить, что я буду на свадьбе не одна.
Евгений поднял брови:
- Ты имеешь ввиду...?

- Да, я буду с ...Артемом. Что вы об этом думаете?
- А что я должен думать? Вы - взрослые люди. Только вот как отреагируют на такую, прямо скажем, - Новость с большой буквы - твоя бабушка и мама?
- Как же вы с Артемом похожи! - всплеснула руками Леся. - Он мне то же самое заявил.
- Что доказывает, что он - здравомыслящий молодой человек.

- Это так скучно - всегда быть здравомыслящим и не позволить себе ма-аленького сумасбродства! Правда, - весело прищурилась Олеся, - он придумал выход из положения.
- Интересно!

- Ну, он придет в качестве фотографа, а потом по обстановке посмотрим!
- Мама тоже не в курсе твоих глобальных изменений в личной жизни?

- Вообще-то да. Мы же с ней вчера долго говорили вечером. Только бабуля не знает ничего.
Левандовский поднялся с дивана и взял её за плечи:
- Лесь, давай договоримся: свадьба - это свадьба. Пусть она идет своим чередом. А о ваших отношениях мы объявим отдельно.

- Но бабушка спросит, где Никита.

Левандовский задумчиво почесал нос:
- Я думаю, обязательно спросит. И огорошивать бабушку, пожалуй не стоит. Она у нас - человек эмоциональный. Можешь сказать...
- ...что у него дежурство.
- Он же учится, - напомнил Левандовский.

Леся задумалась, потом обрадованно воскликнула:
- Скажу, что он на практике!
Евгений пожал плечами и вздохнул:
- Веревки ты из меня вьешь, дитя моё.

Леся рассмеялась:
- Не огорчайтесь, дядь Жень! Вы не одиноки. Веревки я вью из всей нашей семьи, а вы теперь её часть. Так что добро пожаловать!
- Ладно, ангел, сдаюсь, - поднял он руки. Ну а теперь, раз уж ты манкируешь салоном красоты, давай приготовим мальчишник с девичником. Где там наш доблестный Сан Саныч?

------------------------------
Конец любого романа, как конец детского обеда, должен состоять из засахаренных орехов и чернослива.
Энтони Троллоп
Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить





Сообщение: 4039
Настроение: От скоростей и событий ветер свистит в ушах
ссылка на сообщение  Отправлено: 31.10.22 10:25. Заголовок: - Леночка, - теплое ..


- Леночка, - теплое дыхание щекотало ей ухо. – Просыпайся, душа моя.
Лена нехотя повернулась, вся еще в объятиях сна, и лениво приоткрыла глаза:
- Женя…

Он сидел в домашней одежде на краю постели:
- Как ты себя чувствуешь? – глаза его улыбались.
- Не знаю, наверное, хорошо. Ой, Жень, ты чего молчишь-то? – она села в постели. – Сегодня же свадьба!

- Вот поэтому и бужу тебя. Как ты? Готова? И в горе, и в радости, пока смерть…?
- Даже и не знаю, - притворно задумчиво протянула Лена, потом обняла его за шею. – Да конечно готова, Женька! И прости меня ещё раз.

- Да за что же? – изумился тот.
- Ну… не важно, - замялась Лена.
- И всё-таки?
- За то, что порой сомневаюсь в тебе. Это так… недостойно. Прости, ладно?

- Я ничего не понял, - вздохнул Женя, - но так уж и быть: прощаю! Ну, а ты меня прости.
- А… тебя за что?
- За то, что причинил тебе столько горя. Что не понял сразу, как я тебя люблю. Что не увёз тебя в тот злополучный день. Что смог уйти от тебя…

- Жень, не надо, - перебила его Лена. – Не хочу вспоминать то время.
- Понимаешь, Лена: прошлое я не в силах изменить. Но в наших силах сделать наше с тобой будущее ...хорошим, светлым. А для этого нужно, чтобы у нас не осталось никаких камней за пазухой, вот поэтому и спрашиваю: берешь меня, Елена Николаевна, такого, какой я есть, не слишком молодого, с непростым прошлым, с непростым характером, с желанием всё контролировать, всё делать, как считаю нужным.

- Жень, Жень, прекращай! – рассмеялась Лена, шутливо заметив: - Не то передумаю! А если серьезно, - она чуть задумалась, затем кивнула. – Беру, Жень. Я хочу прожить с тобой рядом всю жизнь. Мне с тобой, - она опустила глаза на свою руку, которой перебирала его пальцы, – мне с тобой так хорошо, так уютно. Ты умеешь меня удивить и рассмешить. Я просыпаюсь счастливая и засыпаю счастливая. И это всё ты. А скоро еще и он. Или она, - она прижала ладошку к животу. – Я хочу, чтобы наш малыш был похож на тебя. – Она вдруг всхлипнула, и Женя с беспокойством подался к ней. – Нет, Жень, это так, расчувствовалась! Такая сентиментальная стала, - она вытерла глаза тыльной стороной ладони.

Женя хлопнул в ладоши:
– Так, всё! Встаем! Одеваемся! Женимся!
- Слушаюсь, - с мягкой улыбкой кивнула Лена.

Спустя буквально полчаса дом, бывший до этого тихим и по-утреннему сонным, наполнился шумом, хлопающими дверьми, смехом, топотом и цоканьем каблучков. Лена стояла на верхней площадке лестницы, облокотившись на перила, и с улыбкой наблюдала за носящимися по дому вихрем своими девочками.

Пробегавшая мимо неё Рада, вдруг притормозила:
- Ленка! Ты чего здесь стоишь?
- А что такое, мамочка?
- Нет, стоит она! Собираться же надо! Сейчас от Лизы придут мастерицы прически нам делать и макияж.

- Ну, придут, - пожала Лена плечами, - ну, сделают. Чего суетиться-то?
- Погоди, - прищурилась та. – Ты чего, вообще не волнуешься, что ли?
- Не-а, - игриво подняла брови Лена. – Чего мне волноваться? Мы с Женей уже с утра объяснились и дали друг другу все положенные обещания. Осталось только расписаться и тихо-мирно посидеть в ресторанчике.
- Угу, тихо-мирно, значит, - загадочно усмехнулась Ираида Степановна. – Ну, ладно! - и она убежала к себе.

Едва не столкнувшись с Радой, на площадку вылетела Оля и при виде Лены тоже замерла.
- Ле-ен.
- Чего, Оля?
- А ты что здесь? Случилось чего?
- А разве похоже, что что-то случилось? У меня всё в порядке!
- А-а, - недоверчиво протянула Оля и, вспомнив что-то, с криком «Сережа!» убежала обратно.

Хлопнувшая внизу входная дверь и последовавший боевой клич: «Я пришла!» возвестили о приходе Клавы. Она остановилась напротив Лены и, задрав голову, подбоченилась:
- Ну, что, невеста? Как настроение?

Лена с улыбкой пожала плечами:
- Да всё нормально!
- А чего ты тут стоишь?
Лена закатила глаза:
- Всё-всё, ухожу! Вот не дает вам покоя мое спокойное состояние.
С этими словами она отправилась к себе в комнату.
В дверь позвонили: явилась целая бригада мастериц из салона Лизы, чтобы соорудить «девочкам» прически и сделать праздничную раскраску.

Евгений возле зеркала застегивал запонку, потом придирчиво осмотрел себя с ног до головы, кивнул удовлетворенно и вышел, на ходу надевая смокинг.
Выйдя на площадку лестницы, обнаружил стоявшего там Сергея.

- Ну, что наши дамы, готовы?
- Заканчивают, - кивнул тот. – Поздравляю, Евгений, с днем рождения.
- …?
- Я имею в виду – с днем рождения семьи! – пояснил Сергей.
- О, по-моему это отличный тост!

Внизу вновь мелодично запел звонок.
- Наверное, Аркадий Геннадьевич приехал, - сказал Сергей, и они оба стали спускаться по ступенькам вниз.
Внизу у входа прозвучал голос Аркадия:
- Добрый день этому дому! Хозяева, есть кто-нибудь?

- Здравствуйте, Аркадий Геннадьевич, - радушно поприветствовал его Евгений.
- Евгений Николаевич! – патетично воскликнул Аркадий, бросаясь к нему. – Мы с Веточкой… то есть с Виолеттой Владимировной от всей души поздравляем вас с Леночкой… то есть с Еленой Николаевной!
- Примите поздравления от всей души, - сказала Виолетта, выходя из-за его спины.

- Заходите, располагайтесь. Шампанское, фрукты, - предложил Евгений, сопровождая вновь прибывших в гостиную.
- Такой день сегодня – теплый, солнечный. Словно лето вернулось, - с восторгом говорил Аркадий, усаживаясь на диван.

Виолетта с благоговением оглядывалась:
- Ах, Евгений Николаевич, у вас такой великолепный дом!
- Благодарю! – скромно кивнул Евгений.
- А где же наши дамы?
- Наши дамы с минуты на минуту спустятся вниз: последние штрихи накладывают, - пояснил Сергей.

На лестнице появился в парадной форме бравый полковник Рыбаков, и Аркадий подскочил:
- Саша, здравствуй, друг мой!
- Аркадий! – тот быстро спустился вниз, и они обнялись.
- Виолетта Владимировна, с прибытием, - поклонился Сан Саныч зардевшейся от его великолепия Виолетте.

- Саша, ты выглядишь так… величественно, - воскликнул Аркадий.
- Да ну что ты, - махнул рукой Сан Саныч. – Просто праздник, понимать-нет. Положено на празднике быть в форме. И ты, … вы, - поправился он, - тоже очень нарядные.

В этот момент на лестнице с разных сторон появились Ираида и Клавдия в нарядных летящих платьях с красиво уложенными волосами, чем-то неуловимо схожие.
- Аркадий, Виолетта, вы здесь! – восторженно воскликнула Рада и, осторожно ступая по лестнице, спустилась вниз.
- Здравствуй, Радочка, - обнял её Аркадий. Виолетта с улыбкой пожала руку.
- Ну, что господа и дамы, - обратился Евгений, - прошу шампанского.

На лестнице появились Ольга и Олеся, обе невозможно хорошенькие, рассмеялись и, взявшись за руки, сбежали вниз к гостям.
Левандовский украдкой глянул на часы, потом бросил взгляд на лестницу и остолбенел.

На верхней площадке стояла Лена, нет, не просто Лена, а Елена Прекрасная, как он немедленно мысленно назвал её. В ниспадающем красиво драпирующимися складками платье нежно-кремового цвета, перехваченном возле шеи жемчужным колье, едва обрисовывающем аккуратный живот, с красиво уложенными в замысловатую прическу волосами, украшенными крошечными жемчужинами с миниатюрной сверкающей диадемой и с белой меховой накидкой на сгибе локтя Лена смотрела на всех с затаенным волнением.

- Мама-а…, - ахнула Леся, тоже заметив её, и все остальные гости обернулись к лестнице. Спустя минуту гробового молчания все вдруг разом заговорили, а Евгений в два прыжка преодолел лестницу и протянул ей руку:
- Как же вы прекрасны, моя королева!
- Благодарю, вы тоже, - царственно склонила голову Лена и, не удержавшись, рассмеялась. – Женька, ты меня смутил совсем. Ну что, все в сборе?

- Кажется.
- Что значит - кажется?
- Да я, по-моему, потерял голову совсем, - сокрушенно вздохнул Евгений и, придерживая её под локоть, помог спуститься к гостям.

Лену окружили, со всех сторон неслись комплименты, смех, шутки.
В этот момент у Левандовского завибрировал телефон, и он, послушав в трубку, громко заявил:
- Ну, что, гости дорогие? Нас ждет лимузин!

------------------------------
Конец любого романа, как конец детского обеда, должен состоять из засахаренных орехов и чернослива.
Энтони Троллоп
Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить





Сообщение: 4041
Настроение: От скоростей и событий ветер свистит в ушах
ссылка на сообщение  Отправлено: 31.10.22 10:28. Заголовок: Все в шумной сутолок..


Все в шумной сутолоке оделись и высыпали на крыльцо. В проеме ворот стояло белоснежное Нечто. Вернее середина этого самого Нечто. Начало и конец этого невероятных размеров транспортного средства терялись слева и справа за воротами.

- Женечка, а мы все поместимся в этой машине-то? – со смехом спросила Ольга, припомнив вечер их знакомства в караоке-баре.
- Ну, теперь вижу, что поместимся! – подхватил и Сергей.

- Евгений Николаевич, а мы, правда, все на …этом поедем? – опасливо спросила Рада.
- Не волнуйтесь, Ираида Степановна, места хватит всем, - успокоил её Левандовский и хлопнул в ладоши. – Ну что, грузимся?

Вся компания отправилась за ворота. Там со всеми снова случился кратковременный ступор.
- Женя, а как это называется? – ошарашенно спросила Рада, опасливо оглядывая некий гибрид бронетранспортера и океанского лайнера, причем от первого у этого авто была хищная брутальная морда, а от второго – колоссальные размеры и сверкающие белоснежные бока.

- Это, Ираида Степановна, называется…
- …бензопила «Дружба»! – радостно встряла Клава.
- Почти, - кивнул Евгений. – Это лимузин «Хаммер».
- На таком и в бой можно, понимать-нет, - крякнул Сан Саныч, поправив фуражку.

Элегантный, как концертный рояль, водитель в белых перчатках и черной фрачной паре с поклоном пригласил всех садиться внутрь.
Внутри лимузин был еще прекраснее, чем снаружи: сиденья из белой кожи, потолок в виде звездного неба, в углу сиял огнями и переливался бар с бокалами и шампанским. Пол тоже светился: по нему пробегали легкие зыбкие волны, и казалось, будто ступаешь по воде.

- Ребята! – воскликнула Ольга, плюхнувшись на сиденье. – Да здесь можно целый полк разместить! Красота-то какая!
- Слушайте, это просто мини-концертный зал, честное слово, - вторил ей Аркадий. Виолетта, молча вцепившись в его локоть, распахнув глаза, смотрела вокруг.
- Нет, пожалуй, в бой на этом транспортном средстве идти не стоит, - рассмеялась Ираида, похлопав по руке Сан Саныча.

- Дядь Жень, круче ничего в жизни не видела, - выдохнула с восторгом Олеся, усаживаясь на один из диванов. - Давайте здесь свадьбу проведем!
- Ну, свадьбу мы всё же проведем в предназначенном для этого месте, - с улыбкой заметил Евгений, помогая Лене устроиться на диванчике по центру у задней стенки машины. - А вот начать можем прямо сейчас. Сан Саныч, Аркадий Геннадьевич, в баре шампанское, можем приступать.

Ехали долго, но время за тостами, шутками, песнями пролетело незаметно, и автомобиль, шурша колесами повернул с дороги. Сквозь затонированные окна было почти ничего не видно. Спустя короткое время автомобиль остановился.
- Приехали!

Дверь распахнулась, и все стали потихоньку выбираться наружу. Лена, опершись о руку Жени, осторожно ступила на разноцветную брусчатку, повернулась и замерла: они стояли напротив красивых царских палат затейливого пряничного вида, какими их показывали в старых детских фильмах: колонны, кружевные наличники, башенки, стрельчатые окна.
Ко входу вела красивая лестница с искусно изогнутыми перилами. Двери распахнулись, и на крыльце появились ещё гости, которые прибыли прямо сюда.

Зазвучала торжественная музыка, к ним спустился распорядитель в красивом русском парадном наряде, чем-то неуловимо похожий одеянием на царевича из всё тех же детских фильмов.
- Женька, это же просто сказка какая-то, - тихонько сказала Лена, одновременно отвечая на приветствия и распорядителя, и гостей.
- Рад, что тебе понравилось, - шепнул он ей в ответ.
- Нет, я, конечно, хотела, чтобы было скромно, но это... это очень здорово, Жень.

К ним подходили и подходили всё новые гости. Здесь были и Мурадовы, Борис и Марина. Спустился по ступенькам Илья Сергеевич: с одной стороны его держала под руку его матушка, а с другой – Ниночка, бывшая секретарша Левандовского, и Лена обрадованно обнялась с ней. Сбежал со ступенек и Андрей Сайко, с улыбкой представив Лене свою жену – очаровательную блондинку.

В конце концов, перекрывая шум толпы, распорядитель зычным голосом пригласил всех войти в царские палаты.
Они прошли внутрь и оказались в огромной зале, великолепно украшенной к торжеству.
Поздравления, смех, звон бокалов, горы цветов, которыми Лену просто завалили, она даже не могла их все удержать, и их сразу ставили в огромные напольные вазы.

Лена принимала поздравления и одновременно разглядывала окружающую обстановку: высокие расписные потолки, стены, колонны, стекающие водопадами с высоченных потолков переливающиеся люстры. Всё было настолько нарядно и вместе с тем уютно, что она очень быстро избавилась от изначальной скованности и уже с удовольствием погрузилась в атмосферу праздника.
Тут распорядитель трижды ударил посохом об пол и пригласил всех пройти в парадный зал для бракосочетания.

Лена плохо помнила потом, что было дальше. Как улыбчивая девушка, похожая на русскую царевну, говорила им какие-то слова. Она помнила только улыбавшиеся глаза Жени и его твердое "Да!". Она помнила, что засмотрелась на него, и регистраторше пришлось повторить: "Берете ли вы..." И она, заметив облачко тревоги на лице Жени, быстро ответила "да, да, конечно".

И все зааплодировали, а потом снова поздравляли, обнимались, целовались. Лена пару раз принималась всхлипывать от избытка чувств, но Женя нежно сжимал её ладошку, и слёзы тут же куда-то девались, а сердце принималось скакать от восторга.

Потом был торжественный ужин. Прекрасный бал. А потом она вдруг обнаружила, что Женя куда-то пропал. Но не успела огорчиться и встревожиться, как в зале всё стихло, зазвучали скрипки и альты.

Она повернула голову и увидела Женю. Тот стоял на небольшом возвышении с микрофоном в руках и во все глаза смотрел на нее.
Сердце стукнуло в волнении, она поняла, что он будет петь сейчас для нее.
Женя поднял микрофон и запел:

Я прошу тебя, сумей забыть все тревоги дня.
Пусть они уйдут, и, может быть, ты поймешь меня.
Все, что я скажу, не знаешь ты, только ты тому вина,
Понял я, что мне нужна,
Нужна одна лишь ты, лишь ты одна.


Глаза опять очень сильно защипало, и она сжала рукой салфетку под столом, чтобы не разрыдаться, так сильно сжала, что даже ногти впились в ладошку. Она вспомнила, как он пел в первый раз, как она просто голову потеряла от тех простых и вместе с тем чудесных слов признания в любви. И сейчас... и сейчас она вновь погружалась ощущениями в тот далекий день.

Этот день нам вспомнится не раз, я его так ждал.
Как мне хорошо с тобой сейчас!
Жаль, что вечер мал.
Я прошу тебя: побудь со мной,
Ты понять меня должна,
Знаешь ты, что мне нужна, нужна одна лишь ты,
Лишь ты одна.


Хочу, чтоб годам вопреки, так же были мы близки,
Так же были мы близки, двадцать лет спустя.


С этими словами он приблизился к ней и протянул руку, и она поняла, что он тоже вспомнил тот день, то признание, которое он сделал словами старой песни. И она доверчиво вложила руку в его ладонь и, поднявшись, вошла в его объятия. Он был так близко, такой прекрасный и такой любимый.

Не мечтал о счастье я таком, я о нем не знал.
Даже целый век с тобой вдвоем мне, наверно, мал.
Благодарен я судьбе своей за любовь, что нам дана.
Знаю, будешь мне нужна всегда одна лишь ты,
Лишь ты одна.
Хочу, чтоб годам вопреки, так же были мы близки,
Так же были мы близки, двадцать лет спустя.

Мелодия умолкла, а она всё еще стояла, прижавшись к нему, пока гости не начали аплодировать.
И снова звучали тосты, гости танцевали, артисты пели русские народные здравицы, танцовщицы плыли в величавом хороводе, и Лена снова ощущала невероятное счастье.

Видимо, Женя, который всё поглядывал на нее с легкой тревогой - нравится ей или что-то не так, - уловил это её состояние полного и абсолютного счастья. И в какой-то момент увлек её в боковой коридорчик, где обхватил руками и жадно поцеловал.

Когда они оторвались друг от друга, он хриплым голосом сказал:
- Весь день хотел это сделать. С того момента, как ты появилась на лестнице дома. Ну, что, жена моя, по душе ли тебе наша свадьба?
Вместо ответа она вновь потянулась к его губам и, легонько коснувшись их, кивнула: глаза её сияли.

В этот момент у дверей послышался шум, Женя неуловимым движением потянул её в сторону, и они оказались в маленькой нише, задрапированной пологом и не заметной со стороны. Послышался стук каблучков, шорох платья. И Лесин голос произнес:
- Ну наконец-то никого.

Потом все стихло, кроме легких вздохов и шорохов. Лена осторожно выглянула из своего укрытия: недалеко от них в полутьме коридорчика стояли Леся и Артем и целовались, прильнув друг к другу.

------------------------------
Конец любого романа, как конец детского обеда, должен состоять из засахаренных орехов и чернослива.
Энтони Троллоп
Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить





Сообщение: 4042
Настроение: От скоростей и событий ветер свистит в ушах
ссылка на сообщение  Отправлено: 31.10.22 10:29. Заголовок: Леся увидела Артема ..


Леся увидела Артема сразу, как только выскочила из лимузина. Он стоял на крыльце чуть сбоку, небрежно привалившись к стене, с массивной камерой на шее. Леся машинально дернулась в его сторону, потом опасливо покосилась на бабушку, потом снова посмотрела на Артема несчастным взглядом. Он успокаивающе прикрыл глаза и кивнул ей с легкой улыбкой, потом оценивающе оглядел её с ног до головы и снова прикрыл глаза, на этот раз от восторга.

Обменявшись этими заговорщическими пантомимами, они занялись каждый своим делом: Леся ввинтилась в толпу гостей, обнимаясь с вновь прибывшими, а Артем, вскинув свою космического вида фотокамеру, принялся щелкать гостей.

Андрей Сайко, улучив момент, возник за её плечом и пробубнил на ухо:
- Племянница, - ты чудо! Чтобы сам Морозов работал на моем мероприятии, это дорогого стоит, - и чмокнул её куда-то в висок. Леся рассмеялась и опять поймала взгляд Артема, сыграв бровями очередную гамму.

В зале, где мама с дядей Женей обменивались брачными клятвами, Леся за спинами гостей пробралась к Артему и, встав за его спиной, только хотела шепнуть ему пару слов, как он, не видя её, быстро прошел вперед и стал щелкать жениха и невесту с разных ракурсов. Он порхал вокруг них, то припадая на колено, то изгибаясь в самых немыслимых позах.

Леся даже засмотрелась на его фантастическую работу и совсем забыла, что вот только собиралась на него обидеться: опять он от нее сбежал, а они ведь вон сколько не виделись – со вчерашнего дня, а ему, похоже, наплевать на это.

Тут у мамы произошла какая-то заминка: на вопрос регистраторши она почему-то ничего не ответила, а просто стояла и молча смотрела на Левандовского, и Леся в ужасе прижала ладошку к губам. Неужели мама передумала?

Но нет, наконец-то она сказала «да!», и все гости дружненько выдохнули от облегчения. За исключением этого крохотного неловкого эпизода вся церемония катилась как по маслу. Когда всех пригласили в обеденный зал, Леся приотстала и подкралась к Артему, который остановился у стены и перебирал в камере сделанные кадры.

Она только хотела чмокнуть его, как от дверей послышалось:
- Лесечка, ну что же ты? Не отставай!
Бабушка, притормозив в дверях, махала ей рукой. Леся потопталась на месте, глянула с сожалением на Артема, поднявшего на неё смеющийся взгляд, и крикнула:
- Бегу, бабуля!

Бабушка строго сдвинула брови:
- Леся, я всё хотела спросить: а где Никитушка? И почему не пригласили Лидию Васильевну с Андреем Петровичем? Я думала, они сюда придут, а их нет. Мама что, про них забыла?
- Бабуля, про Лариных я ничего не знаю, а Никита… ну, он…, - она лихорадочно пыталась на ходу придумать что-то более-менее правдоподобное. – Он …на практике, в другом городе.

- Как? Опять? Вы вообще вместе живете или нет? – бабушка, поджав губы, вперила в нее испытующий взгляд. – Снова поссорились?!
- Бабуль, пойдем за столы, уже все расселись, - попыталась увильнуть от ответа Леся.
- Ничего, подождут! Леся!

В этот момент ей на выручку пришел Морозов:
- Дамы, я просто обязан сделать вашу фотографию. Вы так гармонично смотритесь.
Бабушка немедленно расплылась в обворожительно улыбке, обняв Лесю за талию. Морозов кружил вокруг них, стремительно щелкая кадр за кадром. Потом их окликнули, и Ираида Степановна заторопилась к столу, а Олеся, прикрывшись створкой двери, стремительно поцеловала Артема и, прошептав, «спасибо», убежала к гостям.

Со своего места недалеко от мамы Леся поискал глазами Артема. Тот сидел в отдалении возле Андрея Сайко, о чем-то с ним оживленно разговаривая, и, поймав её взгляд, будто бы невзначай прижал два пальца к губам, потом коротким мимолетным жестом вытянул их в её сторону – послал поцелуй.

Сердце скакнуло в самое горло, и Леся, схватив фужер, подпрыгнула на месте и разразилась тостом, видимо, нарушив всяческий порядок. Но распорядитель очень ловко обыграл её внезапное выступление. И Леся расцеловала маму, которая просто светилась от счастья и была невероятно красивой в своем королевском наряде.

Артем на самом деле работал весь праздник, и Лесе никак не удавалось к нему приблизиться, как ей того хотелось. Словно изо рта вынули надкушенный бутерброд, и она маялась на празднике. Конечно, она танцевала и с дядей Андреем, и с Ильёй Сергеевичем, и даже с дядей Женей, который закрутил её в танце так, что она едва смогла отдышаться.

Но все время она посматривала в сторону Артема, все время искала его взглядом, все время тянулась к нему. Но тот всякий раз предупредительно покачивал головой: дескать, помни наш уговор.
В конце концов, ей всё это надоело. Он что, не понимает? Еще день-другой, и он уедет, да еще так надолго – может, на целый месяц. А они почти не виделись эти последние дни. Да и вообще, что им скрываться? Они что, дети что ли?

Она решительно направилась в его сторону. Он в последний момент увидел её решительный марш-бросок в его сторону и неуловимым жестом ловко дернул ее за портьеру, где обнаружилась тайная дверца, которая с мягким стуком захлопнулась за ними.
- Ну, наконец-то никого! – с облегчением выдохнула Леся и обвила его шею руками. Артем подхватил ее за талию и чуть крутанул, потом отыскал её губы.

Лена, выглянув из ниши и увидев целующуюся парочку, осторожно опустила портьеру и повернулась к Жене, прошептав одними губами:
- Леська с Артемом.
Женя усмехнулся и, склонившись к ней, снова поцеловал.

Лена встревоженно вздохнула:
- Нас потеряют.
- Ничего страшного, – в его блестевших в темноте глазах плескалась восхитительная безмятежность.
- Но подслушивать нехорошо.
- Ой как нехорошо-о, - и Женя снова склонился к ней.

В это момент послышался требовательный голос Леси:
- Тём, когда мы бабушке расскажем правду? Ты обещал.
- Лесь, мне кажется, нет подходящего момента, - умиротворённо отвечал ей Артем. – Может быть, к концу вечера?
- Ты что, боишься?
- Ты же знаешь, что – нет, - голос его был терпелив и спокоен.

- Ну, мы что, так и будем в темных углах прятаться? – разочарованно протянула Леся.
- Могу предложить другой вариант, – интригующе пророкотал Морозов. – Идем, здесь есть выход на крышу.
- Откуда ты знаешь?
- Бывал здесь пару раз.
Хлопнула дверь, и все стихло.

Лена опять осторожно выглянула из-за портьеры: в коридорчике никого не было, только покачивалась неплотно закрытая дверь.
Когда они выбрались в зал, к ним бросилась встревоженная Ольга:
- Вы где были? Леночка, с тобой всё в порядке?
- Все со мной хорошо, ну что ты! – разулыбалась Лена. Женя чмокнул её в щеку и отошел к Андрею Сайко.

- Да мы вас потеряли тут! – всплеснула руками та. - Ираида Степановна с ума сходит.
- Женя меня украл ненадолго, - бросила она лукавый взгляд на своего мужа. – Но мы уладили все наши вопросы, и я вернулась.
- Он что, обиделся на тебя, что ты не сразу ему «да» ответила? – наклонившись к её уху, заговорщически шепнула подруга.
- Оль, ну что ты такое выдумала? – закатила глаза невеста.

С другого конца комнаты неслась Рада:
- Леночка, как ты нас напугала! Я хотела спеть тебе романс, а тебя и след простыл.
- Мамуля. Ну, я вот она. Пой, моя дорогая, - Лена, поддерживаемая Ольгой прошла к своему месту. Рада взмахнула рукой, дав сигнал к началу, и подняла микрофон.

После неё спела Виолетта, потом пели уже все дружно, причем грянули так слаженно, что потом немедленно решено было подать заявку и участвовать в конкурсе «Битва хоров» на телевидении. А потом всех пригласили выйти на улицу, чтобы увидеть фейерверк.

- Обожаю салюты, - Ольга в нетерпении приплясывала возле Лены. – Какая же свадьба чудесная получилась, Лен!
- Оль, я сама в полном восторге, - отозвалась Лена, задрав в ожидании голову.

В этот момент даже природа притихла в ожидании. В чернеющем небе кое-где уже появились первые звезды. И среди них вдруг появилась одна звезда ярче других. Она в один миг вдруг увеличилась в размерах и …брызнула во все стороны водопадом искр. Следом за ней взлетела еще одна, потом ещё. Водопады всевозможных цветов и оттенков изливались на восторженных зрителей. Расцветали неземными диковинными цветами. Брызгали бегучими дрожащими огоньками, пляшущими, словно мотыльки в свете фонаря.

Затаив дыхание, Лена смотрела вверх, прижавшись спиной к Левандовскому, который, обхватив её сзади, согревал её в своих объятиях. Улучив момент, она повернула голову к нему и сказала:
- Я так тебе благодарна, за всё, за всё, Жень! Я сейчас очень счастлива!
Он прижался к её щеке и шепнул в самое ухо:
- Я тоже!

------------------------------
Конец любого романа, как конец детского обеда, должен состоять из засахаренных орехов и чернослива.
Энтони Троллоп
Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить





Сообщение: 4043
Настроение: От скоростей и событий ветер свистит в ушах
ссылка на сообщение  Отправлено: 31.10.22 10:31. Заголовок: Леся выскочила из ме..


Леся выскочила из метро и забежала под козырек кофейни, чтобы спрятаться от дождя. Из дверей маняще потянуло запахом хорошего кофе, и она, помявшись, быстро глянула на часы и, приняв решение, заскочила внутрь.

Из-за хлябей небесных, которые разверзлись с раннего утра, в кофейне было полно народу. Леся проскользнула к стойке, одновременно стягивая шарф, и заказала латте, потом огляделась, куда бы присесть, и застыла на месте: за крошечным столиком у самого окна в одиночестве сидел Никита, отвернувшись к залитому водой стеклу. Её он пока не видел.

Леся сделала шаг, чтобы скрыться за группой студентов, которые как раз вошли в кафешку. Никита повернулся к ним, привлеченный шумом, и увидел её. Глаза его расширились. Леся обреченно кивнула, понимая, что встречи уже не избежать. Он, помедлив, кивнул в ответ и качнул головой, приглашая её присесть за его столик. Леся бросила безнадежный взгляд на выход, потом поплелась к Никите.

- Здравствуй, - голос его был хриплым от волнения.
- Привет, как дела? - скороговоркой ответила Леся.
- Ничего. А у тебя?
- Все хорошо.
- Как мама?
- Замуж вышла в четверг.
- А... Передай мои поздравления. А как бабушка?
- К конкурсу готовится. К Романсиаде.
- А она участвует?
- Да, там участник снялся один, и её пригласили.
- А...

Разговор не клеился. Тут выкрикнули её имя, и она с облегчением подскочила с места. Но Никита быстро взял её за руку:
- Уже уходишь?
- Да, меня ждут.
Его пальцы сразу разжались:
- Понятно.

Её вдруг накрыло раздражение:
- Чего тебе понятно? Тебя ведь тоже ждут?
Никита пристально посмотрел на неё и отрицательно мотнул головой:
- Не ждут. Я вернулся домой, между мной и Соней всё кончено.
- Ну и зря! Не стоит старыми …друзьями разбрасываться, – Леся развернулась и, захватив по пути со стойки бумажный стаканчик с кофе, быстро пошла к выходу.

Сегодня выставка закрывалась, и как всегда была уйма дел, которых все было просто не переделать. Илья Сергеевич укоризненно покачал головой на её опоздание, но выговор делать не стал, просто махнул рукой: дескать, давай присоединяйся. Леся виновато кивнула и побежала к стендам, где уже кипела работа: надо было всё разобрать, сложить и упаковать аккуратно в транспортировочные короба. Она быстро сбросила куртку, свалила в кучу её и рюкзачок с шарфом и включилась в работу.

Утренняя встреча с Никитой царапала где-то внутри, и она никак не могла избавиться от этого неприятного чувства. В памяти всё маячил больной и беспомощный взгляд Никиты, которым он смотрел ей вслед сквозь стекло в потеках дождя. Так она и работала целый день с этими ощущениями какой-то иррациональной вины.

И когда вечером вбежала в мастерскую к Артему, то с порога бросилась к тому на шею, и он даже удивился, с чего вдруг такая бурная встреча.
В мастерской стоял полный раскардаш: до отъезда оставалось буквально два дня, и в одном углу были сложены вещи, которые он собрался взять с собой, а в другой куче, гораздо большего размера, - вещи, которые взять хотелось, но уже ничего никуда не влезало, и Леся вызвалась помочь выбрать самое необходимое.

Правда, из её благих намерений ничего не вышло: складывать вещи у неё никогда не получалось, и Артем, в конце концов, категорически отказался от её помощи.

Она еще посуетилась возле него и, наконец, с сожалением стала прощаться: её должен был забрать Левандовский, чтобы отвезти за город. Да и Артему она бы только мешала. Уже уходя, она напомнила Артему, что завтра они идут представляться уже официально её семье, и он нехотя подтвердил, что да, пожалуй, время пришло. В конце концов, как он иронично пояснил, после этого он уедет на месяц, избежав дуэли, а за это время Лесины родные и близкие свыкнутся с мыслью, что их у обожаемой дочери и внучки бурный роман при живом муже.

Леся увидела машину Евгения издалека и помахала ему рукой. В ответ фары машины мигнули, и она, подбежав, нырнула в теплый салон. Всю дорогу она была молчалива, раздумывая, как отреагирует бабушка на её объявление об Артеме. Левандовский к ней не приставал, видя её глубокую задумчивость. Она оживилась только, когда машина въехала в гараж.

Они поднялись в дом, и в прихожей их встретила Лена с встревоженным лицом.
- Лесь, тут бабушка…, - начала она, но не успела договорить.
- Леся! Девочка моя! Как это понимать?! – к ним выбежала бабушка, держась пальцами за виски.
- Привет, бабуля, что случилось? – встревоженно спросила Леся, освобождаясь от куртки.
- И ты еще спрашиваешь! – бабушка закатила глаза и нетвердым шагом дошла до кресла в гостиной, куда буквально упала, безвольно откинувшись на спинку.

Женя тихонько что-то спросил у Лены, и та огорченно махнула рукой, а Леся побежала к бабушке и опустилась на колени возле кресла, с тревогой взяв её за руку.
- Олеся, как ты могла? Ты мне ничего не сказала!
- Да о чем?!

Бабушка села в кресле прямо и трагически вздохнула:
- Я сегодня ездила в город, у меня были дела в комиссии по конкурсу.
- И что, тебя не взяли?
- Что значит не взяли? Что за чушь! Речь вообще не об этом! Так вот я после комиссии прошлась по скверу и кого я там встретила?
- Кого?
- Никиту!
Леся дернулась как от удара и виновато опустила голову.

- Леся, так вы что, расстались? Что ты молчишь?
Леся, не поднимая взгляда, кивнула
- А почему я ничего не знаю? С Леной я уже поговорила! - бросила она убийственный взгляд на дочь. – А теперь ты мне поведай, так сказать, во всех подробностях.

- А, может, мы сядем за стол и поужинаем? - попытался снять напряжение Евгений.
- Да, мамуль, давай поедим, а то ты уже три часа себя накручиваешь, - поддержала его Лена.
- Лена, а как не накручивать? – всплеснула руками Ираида Степановна.
- Радочка, ну ты уж действительно…, - встрял Сан Саныч, который всё это время сидел в дальнем кресле с газетой в руках.

- Нет, какие вы все чёрствые люди! – Ираида подскочила с кресла. – Как вы можете думать о еде, когда тут рушится семья!
- Бабуль, - попыталась успокоить её Леся. – Пойдем за стол.
- Да мне кусок в горло не полезет!!! – рявкнула Рада. Лена всучила ей принесенный стакан с остро пахнущей жидкостью, и та залпом опрокинула его в себя, потом икнула и сдавленно проскрипела:
- Ле-на, ч-что это такое было в стакане? Крысиный яд?
- Мамуль, корвалол всего лишь.

Ираида Степановна провела дрожащей рукой по лбу, потом вернула стакан и медленно проговорила:
- Хорошо. Я готова выслушать твои объяснения, Леся. И – хорошо – за столом, - кивнула она в сторону Лены и Жени.

Наконец все уселись за стол, стали накладывать в тарелки пасту с креветками, наливали напитки. Бабушка, поджав губы, ждала: на тарелку себе она положила только крошечный кусочек хлеба и крошила его, отщипывая кусочки и бросая рядом.

- Бабуля, - взмолилась Леся, перемешивая пасту с соусом, - ты поешь, а потом мы поговорим. Я просто такая голодная, ужас.
- Олеся, какая уж тут еда, - уже менее эмоционально ответила бабушка. – Я просто хочу знать простую вещь: почему ты бросила своего мужа?
Леся затолкала в рот целую бороду пасты и, еле ворочая языком, проговорила:
- Я люблю другого.

Бабушка потрясенно помолчала. Потом, нахмурившись, заявила, ни на кого не глядя:
- В нашей семье все женщины были преданными и верными. Это ни в какие ворота не лезет. Ты меня фундаментально разочаровываешь, Олеся. Так кто он?
- Ты его видела на свадьбе. Это Артем, он фотографировал.

- К-кто? Это тот красавчик, который сказал, что мы гармонично смотримся? – ахнула Ираида. – Леська, он же взрослый мужчина, он дурит тебе голову, - она снова начала заводиться. – Никита – твой муж! Ты не можешь так с ним поступать!
- Твой Никита вообще-то до последнего времени жил с Соней! – задиристо воскликнула Леся.

- Что за чушь? С чего ты это взяла? – возмутилась бабушка.
- Я была у них в гостях! Меня Лидия Васильевна заманила обманным путем – притворилась, что болеет, я и пошла! – запальчиво объясняла Леся. – А там был Никита! И он сам мне сказал, что живет у Сони! И вообще! – звонко выкрикнула она. - Артем завтра придет к нам на ужин, чтобы с вами познакомиться!
- Только через мой труп! – рявкнула бабушка.
- Ба!
- Ма!
- Да!

------------------------------
Конец любого романа, как конец детского обеда, должен состоять из засахаренных орехов и чернослива.
Энтони Троллоп
Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить





Сообщение: 4044
Настроение: От скоростей и событий ветер свистит в ушах
ссылка на сообщение  Отправлено: 31.10.22 10:36. Заголовок: - Жень, подожди, - Л..


- Жень, подожди, - Лена вышла к нему в прихожую, чтобы проводить. Левандовский, уже взявшийся за ручку двери, вернулся к ней и одной рукой – в другой был портфель, - обнял и потянулся к её губам.

Но она отклонила голову:
- Да нет, я хотела…
- Ты что, не хочешь поцеловать меня? – с притворной обидой в голосе протянул Евгений.
- Я хочу, но я не об этом.
- А я всегда об этом, - и он прижался к её губам.

После этого окинул её взглядом, задержавшись на её губах. – Может, не поеду никуда?
- Женька, да погоди, - засмеялась польщенная Лена. – Мы просто вчера толком и не поговорили. Сегодня же придет Артем.

- Я в курсе, - кивнул тот. - Майя уже готовит отличный ужин.
- За ужин я совсем не беспокоюсь. А вот мама… У неё ведь в четверг первый этап конкурса, а она вся на нервах. И вот что она там напоет?

Левандовский положил портфель на тумбочку и удобнее обхватил Лену уже обеими руками:
- Что ты предлагаешь?
- Может, перенести эти знакомства на попозже?

- Ты же слышала: Артем уезжает в экспедицию. Леся тоже уедет после конкурса.
- Ну, вот и не надо ему приходить, - Лена, опустив глаза, теребила его за пуговицу пиджака. – Он вернется через месяц, а за месяц столькое может измениться.

- Леночка, мы же договорились: детей надо отпускать, - он, взяв за подбородок, нежно приподнял её голову. – И тебе сейчас не стоит переживать на пустом месте. Лучше будущей мамочке думать о хорошем. Кстати, нас с тобой ждут в Центре репродуктивной медицины. Я сегодня договорюсь о времени.

- А ты когда вернешься? – она потерлась носом о его гладковыбритую щеку.
- Заеду в офис к Борису, потом еще на пару встреч и к ужину буду как штык. А у тебя какие планы?

Лена вздохнула:
- Отправлю Маше, наконец, документы с замечаниями, потом выберу платье к маминому конкурсу. Прогуляюсь. Поскучаю по тебе.
- Только без надрыва, - улыбнулся Евгений и, чмокнув её в щеку, повернулся к выходу.

- И всё же Леся…
- …представит сегодня Артема своей семье, - веско сказал он и, подхватив портфель, вышел за двери.

Лена вздохнула и отправилась в столовую. На лестнице послышались шаги, и в столовую промаршировала Ираида, обидчиво задрав нос и не глядя на Лену.

- Мамуль, сварить тебе кофе? – заискивающе спросила Лена.
- Не надо. Мне ЕВА сварит, - сварливо ответила та, доставая кружку. – Если ты не считаешь возможным откровенничать со мной, то и кофе из твоих рук мне не надо!

- Мам, ну, что ты обижаешься? – примирительно сказала Лена. - Я тоже недавно узнала обо всём, и не было подходящего момента тебе рассказать. Да и видишь, как ты реагируешь? Просто никто не хотел тебя расстраивать.

- У вас это получилось, - саркастично кивнула Рада и приказала: - ЕВА, эспрессо!

Кофемашина хрюкнула, булькнула, затарахтела и, поднатужившись, выдала микроскопическую дозу кофе в подставленную чашку.

Рада попробовала, сморщилась от горечи и добавила молока из кувшинчика, стоявшего на стойке. Потом промаршировала к столу и, дернув стул, уселась, сердито выпрямив спину.

Лена с сожалением проводила её глазами, налила себе чай и села за стол напротив неё.
- Мам, у тебя когда сегодня репетиция?
- А тебя разве что-то волнует из моей жизни? – язвительно дернула бровями Рада.

- Нет, ну что мы такие обидчивые-то! – всплеснула руками Лена. – Ты мне вообще-то тоже не рассказала, что Леся встречается с Никитой.

- Про Никиту вообще ни слова! – выставила палец вверх Рада.

На лестнице послышались легкие шаги, и в столовую вбежала Леся, умытая, сияющая молодостью.
- Доброе утро, мамочка! Доброе утро, бабуля!

Она чмокнула сначала в щеку Лену, потом подошла к бабушке и приобняла, хотя та и сопротивлялась:
- Бабулечка, какая ты сегодня красивая! – и тоже чмокнула в щеку.

- Не подлизывайся.
- А я хочу, - и она, обойдя бабушку, поцеловала её в другую щеку.

- Леся, я на тебя сердита.
- Бабуля, ты была сердита на меня вчера, а сегодня новый день! Два дня нельзя сердиться! – округлила невинные глаза Леся.

- Леся! – серьезно посмотрела на нее Рада. – Я тебе уже всё вчера сказала! Вы мне с твоей матерью так ничего и не объяснили. Скрыли! А я думала, что я вам не чужой человек!

- Поэтому и скрыли, что не чужой! – Леся обняла бабушку сзади и прижалась к её щеке. – Не хотели свадьбу испортить. Видишь, как ты огорчилась. И вообще. Я очень хотела, чтобы мы были парой на вечеринке. Но Артем настоял, чтобы я представила его после. Это его идея была прийти на свадьбу в качестве фотографа. Хотя он вообще принципиально не занимается съемками свадеб.

- А чем же он занимается, этот твой Артем? – повернула к ней голову Рада.
- Он очень крутой фотограф, один из лучших в Москве.

- Хм, чем ему свадьбы-то не угодили? – поджала губы Рада.
Леся обошла стол и придвинула к себе тарелку с оладьями:
- Бабушка, у него всё расписано в студии на недели вперед. Вот сейчас в экспедицию пригласили, пробег на джипах до Байкала. Целый месяц будут ездить. Бабуля, он очень хороший.

- Леся, а Никита? – бабушка уже сдалась, но из упрямства продолжала сопротивляться. – Он же твой муж.

- А с Никитой… всё получилось как-то наперекосяк, - Леся вмиг посерьезнела и отложила надкушенный оладушек на блюдце. – Да и не любила я его, наверное, раз так быстро смогла расстаться. Я ведь приезжала тогда к нему в Москву из Тетюшева, - тихо начала она, опустив голову.

- И что?
- Он… он был не один. Я стою в дверях, а из ванной выходит …Соня.

На глазах у Леси вдруг показались слезы, и она их сердито вытерла.
- Что? – ахнула бабушка. – Лена, ты знала?

- Да, мам, Леся мне рассказала.
- И что же вы молчали?!
- Бабуля, я же должна была сама со всем этим справиться, - Леся судорожно вздохнула и потянулась за салфеткой – слезы снова набежали в уголки глаз.

- Бедная ты моя деточка, - с этими словами Рада подошла к Лесе и крепко обняла.

- Ладно, бабуля, всё ведь как-то уладилось. Ты не сердишься на меня больше? – подняла она умоляющие глаза.
- Ну, как я могу на тебя сердиться? – расплылась в улыбке бабушка.

- Так Артем придет сегодня?
Та вздохнула и, помедлив, кивнула:
- Ну что же, пусть приходит. Надо же мне на него посмотреть. Уж я-то в людях разбираюсь, как никто! Так, Лесь, а ты чего сидишь? Тебе не надо на выставку?

- Закончилась вчера выставка. Сегодня отправляют багаж, а вечером самолет. Я остаюсь, чтобы сходить на конкурс, поддержать тебя.

- Ну вот, а мы так и не побывали на твоей выставке!
- Бабушка, не переживай, я все могу вам на сайте показать.

- Правда? Ну надо же! Вот что значит современные технологии ! Так, девочки мои, мне пора! У меня сегодня репетиция, - заторопилась Рада. – А Сан Саныч где, интересно?

- Он в саду с Николаем, – ответила Лена, допивая свой чай.
- Мой полковник в своем репертуаре! – рассмеялась Рада и, напевая, отправилась наверх.

- Поздравляю, - тихонько сказала Лена – глаза её смеялись. – Кажется, бабушка оттаяла.

- Спасибо, мамуля. Это было не очень сложно, - пожала плечами Леся. – Мы же одна семья и рано или поздно друг друга поймём. И всегда договоримся между нами, девочками!

------------------------------
Конец любого романа, как конец детского обеда, должен состоять из засахаренных орехов и чернослива.
Энтони Троллоп
Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить





Сообщение: 4045
Настроение: От скоростей и событий ветер свистит в ушах
ссылка на сообщение  Отправлено: 31.10.22 10:41. Заголовок: Леся воткнула послед..


Леся воткнула последнюю тарелку в держатель и, нажав на кнопку "Старт", захлопнула посудомоечную машину. После этого, напевая, отправилась в гостиную.
Там было пусто, горел только один светильник в углу, да окна подсвечивались фонариками из сада. Она уселась на диван и, откинувшись на спинку, стала перебирать в мыслях сегодняшний сумбурный вечер.

Да, кажется, всё прошло неплохо, несмотря на то, что Артем немного опоздал и явился взмыленный из-за трафика из Москвы за город и взбудораженный сборами, которые вроде бы подходили к концу, но как обычно что-то не срасталось: то какое-то фотооборудование не привезла доставка, то одна из машин застряла в автосервисе со сложной поломкой, то один из водителей вдруг разболелся, и встал вопрос о переносе выезда, либо вообще о замене этого члена команды.

Бабуля тоже вернулась незадолго до его прихода, вся взвинченная из-за каких-то неурядиц на репетиции. Досталось всем, кто был в доме. А потом пришел черед и Артема. Бабушка вдоволь наточила коготки о его самолюбие, так что Леся явно замечала порой как ходят желваки на его скулах. Но тот неизменно улыбался и был просто сама любезность с бабулей.

Мама к вечеру стала чувствовать себя не очень хорошо и, в конце концов, извинившись, поднялась в спальню. Левандовский с тревогой поглядывал наверх, куда она ушла, велев ему остаться. Но, в конце концов, и он, рассыпавшись в извинениях, покинул столовую. Так что с бабушкой Леся сражалась в одиночку, едва не поссорившись, но тут в бой вступил Сан Саныч, и под его натиском бабуля немного присмирела и нацепила свою очаровательную улыбку. В общем, к чаю было достигнуто некое подобие перемирия. Но тут Артем, спохватившись, подскочил и стал прощаться, потому что у него еще была назначена встреча. Леся побежала проводить его до машины.

Она нырнула следом за Артемом в салон автомобиля, который изрядно остыл за эти два часа семейного препарирования, то есть представления Морозова её семье.
- Ну, как ты, жив? – сочувственно спросила Леся.
Артем иронично блеснул в сумерках глазами:
- Ты имеешь слабое представление о моей невъ... невероятной стойкости при встрече с препятствиями.

- Просто у бабули был трудный день, репетиции, потом пробки на дорогах, - принялась она горячо оправдываться. – А у мамы, сам понимаешь, гормональный фон, и она немного недомогала сегодня. Иначе она была бы с тобой более приветлива.

- Леська, ну ты чего? – он взял её за руку, утешительно поглаживая большим пальцем тыльную сторону ладони. – По-моему, все прошло неплохо. И вполне нормально, что твоя бабушка смотрит на меня с таким адским предубеждением.

- Я всё-таки надеялась, что она примет тебя безоговорочно, - уныло вздохнула Леся, опустив голову.
- Пройдет немного времени, и примет, - безмятежно пожал плечами Морозов.
- С чего это ты взял?
- Привет! Я же такой обаятельный. Ладно, Лесь, мне пора, у нас там сегодня большой сбор в десять вечера. А завтра…

- Что, всё? - её голос невольно дрогнул.
- Нет, не всё, - глаза Артема зажглись опасным огнем. – Завтра ты у меня.
Она вскинула на него взгляд и смущенно рассмеялась, но потом сникла буквально на глазах:
- А послезавтра?

- А вот послезавтра, действительно, всё. Лесь, - он, предупреждая её слёзы, взял её за плечи и притянул к себе, и она ойкнула, напоровшись на какой-то автомобильный рычаг между ними. – Ты не расстраивайся. У нас по все стране интернет. Будем общаться по Скайпу, вайберу, вотсапу, - выбирай любое.
- Я всё понимаю, Тём. Просто, правда, грустно, - она шмыгнула носом и уперлась лбом в его грудь.

- Да когда тебе грустить-то здесь? – усмехнулся он, поглаживая её по кудряшкам. – На днях у твоей бабушки конкурс. Потом второй тур. Потом уедешь, заниматься будешь круглые сутки – совсем не до скуки. Ну, а там и я подтянусь.
- Ладно, - тихонько шепнула она, потом потерлась щекой его колючую щеку. – Так расставаться не хочется. Но тебе, правда, пора.

Прокрутив в голове весь вечер, Леся неохотно поднялась с дивана и поплелась наверх. Проходя мимо спальни мамы, она поскреблась ноготками. Дверь приоткрылась, и к ней выскользнул Евгений, тихонько потянув за собой ручку.

- Что мама? – встревоженно спросила Леся.
- Кажется, задремала, - края губ его были опущены.
- Дядь Жень, может врача вызвать?
- Она созвонилась с врачом, приняла какие-то пилюли. Вроде бы полегчало. Но завтра мы обязательно съездим в Центр. Что Артем, уехал?
- Да, у него сегодня еще встреча с его этой командой, - вздохнула Леся. – Ладно, спокойной ночи. Я к себе.

*****************

Утром Женя настоял на поездке в Центр репродукции, хотя Лена бодрилась с утра, забыв вчерашнее: тянущую боль в пояснице, черные и белые мухи в глазах. Женя с сожалением посмотрел на неё и безапелляционно заявил, что слышать ничего не желает, и Лена рысью идет собираться в клинику.

В Центре их встретили как старых знакомых, которые отчего-то давненько не приходили в гости, и по ним здорово соскучились. Лена немного расслабилась от такого славного приема и ходила из кабинета в кабинет, крепко держась за Женю, уже вполне повеселевшая.

Когда дошла очередь до УЗИ, и врач с таинственной улыбкой поинтересовалась, готовы ли они начать придумывать имя ребенку, Лена вдруг напряглась и вцепилась в Женькину руку. Оказывается, она и не ждала и даже думать забыла о том, что можно узнать, кто же там у них будет. Левандовский внимательно посмотрел на неё и, что-то, видимо, поняв эдакое, отказался. Лена перевела на него недоуменные глаза и спросила, почему нет.

Тогда он, облегченно выдохнув, сказал, что они готовы ко всем новостям. Ну что же, с улыбкой кивнула врач, со всей определенностью будет у них девочка. Лена заулыбалась сквозь слезы, которые немедленно брызнули из глаз, и Женя со смехом принялся её утешать.

Когда после всех осмотров и процедур её всё-таки отпустили домой, не найдя никаких отклонений в развитии беременности, и они отправились в машину, Лена, удобно усевшись на заднее сиденье, вновь вытащила из кармана снимок УЗИ, и снова на глаза навернулись слезы, хотя в горле плескалась радость пузырьками, будто шампанское, и кружила немного голову.

Женя сел с другой стороны и, велев водителю ехать, взял её руку и стал рассматривать снимок, причем молчал довольно долго, и Лена, заподозрив неладное, заглянула ему в лицо: он смотрел на снимок, закусив губу, с таким благоговением и затаенным восторгом, что пузырьки в её горле стали прыгать с удвоенной скоростью. Она даже рот открыла, чтобы поделиться с ним радостью, но немедленно передумала.

Они были погружены в удивительное облако нежности и приятных размышлений, что не хотелось развеивать его каким-то неосторожным словом. Так и доехали до дома в молчании, но не напряженном, а звучащем любовью и теплотой.

------------------------------
Конец любого романа, как конец детского обеда, должен состоять из засахаренных орехов и чернослива.
Энтони Троллоп
Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить





Сообщение: 4046
Настроение: От скоростей и событий ветер свистит в ушах
ссылка на сообщение  Отправлено: 31.10.22 10:43. Заголовок: - Ну, что ты? Не гру..


- Ну, что ты? Не грусти, душа моя. Всё будет хорошо!
- Обещаешь?
- Конечно!
- Мне так будет тебя не хватать. Я уже сейчас соскучилась, хотя ты рядом.
- Я надеюсь!
- Тебе всё шуточки, а я тут просто умру без тебя.
- Ну что ты говоришь? Некогда тебе тут умирать будет: столько дел. Хорошо, если ты меня не забудешь тут окончательно за эти недели.

- Как ты можешь так говорить?
- Да шучу я, шучу. Мне тоже нелегко уезжать от тебя сейчас, но что поделать. Это нужно мне, очень нужно.
- Я понимаю.
- Честно?
- Конечно. Мы же столько с тобой об этом говорили. Что гламур тебя достал, что ты стремишься к чему-то новому, хочешь вернуть радость в творчество. А эта поездка как раз то, что тебе сейчас нужно. Но я… я буду очень скучать. Вчерашний день был таким коротким. Пролетел как один миг. Наверное, лучший день в моей жизни.
- Не грусти, счастье моё. Всё будет хорошо. Я люблю тебя.
- Я люблю тебя.

****************

В столовую ворвалась Ираида Степановна, нервно застегивая пуговичку на рукаве строгой белой блузы.
- ЕВА! Срочно кофе! Американо!
Кофемашина завела свою ежеутреннюю песню,

- Доброе утро, мамочка, - Лена отставила чашечку с фруктовым чаем.
- Доброе, Лена! Или не доброе, - Рада схватила чашку с кофе и уселась напротив. – Полночи крутилась, сна ни в одном глазу, просто душа в клочья. Зато мой бравый полковник спал без задних ног, да еще такие рулады выводил. Называется, вам и не снилось. Ох, Ленка, что-то я так волнуюсь, - она отхлебнула кофе и отставила чашку. – Мне кажется, я совершенно не готова!

- Мам, ну что ты говоришь, - закатила Лена глаза. – Ты вчера нам всю свою программу пропела.
- И как тебе? – с подозрением уставилась та на дочь.
- Да просто потрясающе! – всплеснула Лена руками.

- Ну, это у Жени здесь акустика хорошая, - с притворным смущением махнула та рукой. Потом взялась за виски пальцами: - И всё-таки я очень волнуюсь. Ты бы видела: Аркадий носится вокруг Виолетты, как шмель, и крылышками трепещет. Нет, я буду не я, если он со дня на день не сделает ей предложение!

- Мамочка, так ты волнуешься из-за конкурса или за дядю Аркадия? – невинно спросила Лена, вновь прихлебывая свой чай.
- Лена, почему это должно быть взаимоисключающими событиями? – нахмурилась Рада. – Почему я не могу волноваться и за конкурс, и за Аркадия?
- Почему не можешь? Можешь! – пожала плечами Лена. – В конце концов, номинаций в «Романсиаде» много, всем хватит.

- Ну, уж нет! На этот раз я не дам Веточке обскакать меня! – воинственно заявила Рада. – Да, кстати, насчет предложения. Я с тобой так до сих пор и не поговорила об Олесе. Вы с Женей вчера были в такой эйфории от вашего УЗИ, - она остановилась и расплылась в улыбке. - Ну как же здорово, что будет ещё одна девочка! Это такое счастье, такая радость! Вот бы и Леська...

Тут она снова стала серьезной:
- А где она, кстати, пропадает второй день? Я просто обязана поговорить с ней высказаться по поводу их отношений с Артемом!
Лена уставилась в чашку с чаем и вздохнула:
- Мамуля, я уже говорила с Лесей. Она уверена, что поступает правильно. И если ей сейчас что-то запрещать, то мы просто все перессоримся и ничего не добьемся.

Ираида всплеснула руками:
- Ну, зачем обязательно ссориться?! Я просто хочу высказать свое мнение! Мне кажется, я имею на это право! Я старше вас, опытней! И вы должны прислушиваться к моим словам! - Она даже пристукнула ладонью по столу.

- Мамуля, ну конечно ты можешь говорить всё, что захочешь. И конечно Леся выслушает тебя, но...
- Лена, не перебивай меня! На мой взгляд этот Артем для Олеси… слишком взрослый, слишком красивый, слишком… Да в нем всего – слишком! Уж я-то знаю о чем говорю! Но это ничего не значит! Лесечка просто потеряла голову. Она же ещё совсем девочка, и он в конце концов просто разобьет ей сердце…

- Ма-ма! Ну не сыпь ты мне соль на раны, - взмолилась Лена. – Леська в него влюблена. Сильно влюблена. И что с этим делать, я ума не приложу. – Она снова тяжело вздохнула и тихо проговорила. – Нужно просто подождать. Сегодня он уезжает на целый месяц в это своё путешествие на джипах. Леся будет очень плотно занята учебой для перевода в Москву. Может быть, за это время она что-то поймет для себя. Может, всё не так и серьезно. А если серьезно, - она подняла на мать глаза, - в этом случае я буду счастлива за неё. Чего и тебе желаю. Давай просто поддержим её в этот трудный момент.

- А как же Никита? Когда мы с ним виделись, он выглядел очень несчастным. Лена, ну так же нельзя!
- Мам, ну что я-то могу? Ну, не любит она его! - прижала Лена руки к груди.

Они обе помолчали. Потом Ираида встрепенулась:
- Ох, Лена, заболтала ты меня! А где, кстати, Женя?
- Они с Сан Санычем ушли в спорткомплекс, должны скоро вернуться. Ты когда поедешь на конкурс?
- Меня ждут через полчаса в салоне у Лизы. Потом после обеда я поеду в концертный зал, там распоюсь с Аркадием. Ну, а потом…, - она вскочила и нервно заходила по комнате. – Надо же, так волнуюсь, словно я – дебютантка!

- Мамуля, всё будет хорошо, - успокаивающе сказала Лена. – Мы все тебя придем поддержать.
- А Леся?
- У Артема старт был в девять, - она взглянула на часы. – Должна скоро подъехать.
- Так, хорошо. Сан Саныч...
- Не волнуйся. Я прослежу, чтобы он нарядился, - улыбнулась Лена.
- Ах, сумочка-то у меня наверху! – И Рада рысью кинулась к лестнице.

***********************

Леся выбралась из такси и поплелась к лестнице, ведущей к входной двери. В прихожей она сбросила ботинки, уронила на пол сумку возле вешалки и, опустив плечи, прошла в столовую.
- ЕВА, сделай мне капуччино, - попросила она уныло и плюхнулась к столу.

На лестнице послышались шаги, к ней спустилась Лена.
- Лесь, ты вернулась?
- Да, мамуль, - ответила та.
- Ну, что, проводила?

Леся молча кивнула, подбородок её задрожал. И Лена, подойдя ближе, без слов крепко обняла её за плечи. Потом поцеловала в макушку.
- Хочешь, подниму тебе настроение? – с таинственной улыбкой спросила она. Леся шмыгнула носом и в ожидании уставилась на мать.

- Мы с дядей Женей были на УЗИ.
- И что? – встрепенулась Леся.
- У тебя будет сестренка!
- Мам! – Леся подскочила с места и кинулась к матери на шею. – Первая хорошая новость сегодня! Как же здорово, что – девочка! А имя придумали?
- Нет, - смеясь, качнула головой Лена. – Давайте сделаем так: все придумают свои варианты, а потом выберем.

- Мамуля, я так рада! А бабушка…
- Она в салоне у Лизы.
- А она ничего не говорила? – понизив голос, спросила Леся.
- Говорила, - со вздохом подтвердила Лена.
- Ей он не понравился, - опустила та голову.
- Кажется, он ей слишком понравился.
- Правда?

- Она так и сказала: слишком красивый, слишком взрослый, слишком… слишком. И она всё ещё переживает за Никиту.
- Мам, я же не ссорилась с Никитой, мы можем остаться друзьями, - Леся забрала готовый кофе и принесла его к столу.
- Нет, Леська, так не годится. Ты сама сделала выбор, вы расстались. А привязывать парня к себе не комильфо. Пусть он привыкнет жить без тебя. Может быть, когда-нибудь разлюбит.

- Мам, ты чего? – легкомысленно махнула рукой Леся. – Не думаю, что у него это всё так серьезно.
- А я думаю, - тихо ответила Лена.
- Мам, ты будто бы забыла! И про Соню, и про… всё остальное! – горячо воскликнула Леся. – Сейчас ему не надо выбирать между мамой и мной. И между Соней и мной. Я его освободила от выбора. Пусть живет и радуется!

- Ладно, жизнь нас рассудит, - пожала плечами Лена. – Но Никита очень хороший парень, очень. Жаль, что всё вышло, …как вышло.
- Ма-ам, ну, чего ты? Мне и так сегодня...
- Хорошо, не будем об этом. Ты, кстати, идешь сегодня к бабушке на концерт?
- Конечно! Как я могу пропустить такое зрелище! – Леся допила кофе и убежала вымыть чашку. Лена поднялась со стула и, подойдя к окну, задумчиво застыла, скрестив руки на груди.

------------------------------
Конец любого романа, как конец детского обеда, должен состоять из засахаренных орехов и чернослива.
Энтони Троллоп
Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить





Сообщение: 4047
Настроение: От скоростей и событий ветер свистит в ушах
ссылка на сообщение  Отправлено: 31.10.22 10:44. Заголовок: Сбросив верхнюю одеж..


Сбросив верхнюю одежду в руки гардеробщиц весьма преклонных лет, они неспешно направились в ложу, которую Левандовскому предложил на этот вечер его хороший знакомый продюсер.

Лена, опираясь на руку Евгения, осторожно ступала по мягким коврам коридора, загибавшегося за угол плавной широкой дугой. Следом, взволнованно покашливая, степенно шел вытянувшийся в струнку от волнения бравый полковник Рыбаков в полном сиянии парадного мундира. В руках он неловко держал увесистую корзину цветов.

У самой двери их догнала Олеся, которая приотстала от них на входе, встретив кого-то из своих знакомых. Она заметно повеселела после утреннего уныния, вызванного отъездом Артема: видимо, праздничная атмосфера концертного зала сделала своё благое дело.

Левандовский, нажав вычурную бронзовую ручку, распахнул тяжелые двери в ложу и пригласил всех пройти внутрь.
- Ух ты, как здесь близко к сцене! – воскликнула Олеся, протискиваясь к бархатному барьеру.
- Женя, как же здесь красиво, - с восторгом шепнула Лена, в волнении сжимая его руку.
Сан Саныч только крякнул от удовольствия, опускаясь в мягкое кресло с изогнутыми подлокотниками . Корзину он пристроил сбоку.

Женя, отодвинув кресло, уселся между ним и Леной.
- Дядь Жень, да вы просто волшебник, - Леся, облокотившись на барьер, оживленно разглядывала зрителей, которые постепенно заполняли ряды огромного светлого зала, украшенного сверкающими люстрами.

- Как там, интересно, мама? – озабоченно сказала Лена. – Она уехала такая взволнованная, словно это её первый концерт.
- И спала сегодня плохо, - вставил слово Сан Саныч, вытирая лоб большим клетчатым платком. – Крутилась, вертелась, понимать-нет. Как бы голос не пропал. У артистов, я слышал, это бывает.

- Ну, не будем заранее настраиваться на поражение, - успокаивающе заметил Евгений. – Всё-таки Ираида Степановна – боец, каких мало. И опыт опять же. Сколько она выступала в своей жизни.
- Да всё будет отлично! – воскликнула Леся. – Вот я в бабушке совершенно не сомневаюсь! Чего и вам желаю.

- Лесь, да мы тоже уверены в её успехе, - кивнула Лена. – Но как-то тревожно мне за неё! Хотя… Аркадий Геннадьевич с ней рядом.
- Это да! Аркадий – человек надежный! – рубанул воздух ладонью полковник. – Да когда ж начнут-то? Что-то долго.
- Всё по плану, - успокоил его Левандовский. – Вон, смотрите, оркестранты выходят на сцену.

Шум в зале начал постепенно стихать. Зрители вздохнули, как один человек, и разразились бурными аплодисментами, приветствуя музыкантов, которые проходя между пюпитрами, стали занимать свои места на сцене.

После оркестрантов на свои места в партер прошли участники жюри, публика их тоже встретила овациями. Левандовский тихонько объяснял своим спутникам, кто участвует в жюри, и даже раскланялся с вальяжным седовласым мужчиной, известным артистом. И, наконец, на сцену вышли конферансье, тоже известные артисты, и вечер романса начался.

… - Во второй тур приглашается замечательный молодой исполнитель Дмитрий Болотов! Ваши аплодисменты!
Высокий молодой человек вышел на авансцену поклонился аплодирующей публике и отошел к левой кулисе к уже стоявшим там конкурсантам, перешедшим во второй тур.

- Мам, а что же бабуля? Неужели…?
- Лесь, ну погоди, еще не всех объявили, - шепнула Лена, в волнении сплетя пальцы.
- Девочки, не волнуйтесь так, всё будет хорошо, - тихо произнес Евгений. Сан Саныч только молча вытер вспотевший лоб платком и еще больше выпрямился на краешке кресла.

- Во второй тур приглашается следующая конкурсантка, удивительный вокал которой украсил наш сегодняшний концерт. Виолетта Прокофьева!
- О, наши пошли! – задохнулась от радости Леся, отбивая ладони аплодисментами.
- Браво! – гаркнул и полковник, выпрямившись во весь свой рост.

Следом за ним встал и Женя. Лена осталась сидеть, но тоже хлопала от души и кричала «Браво!»
На сцену вышла Веточка, слегка покачиваясь на каблучках. Было видно, как же она переволновалась и, похоже, не до конца верила в происходящее. Но овации и возгласы «Браво!» убедили её в том, что это не сон, и она, сияя улыбкой, раскланялась и отошла к победителям.

Конферансье с улыбкой объявил:
- И, наконец, хочу пригласить во второй тур конкурса замечательную певицу, которая нас всех просто покорила своей искрящейся энергией. Ираида Кузнецова! Браво!

- Бабуля, урррра! – вскакивая, завопила Леся дурным голосом, а Лена немедленно присоединилась к ней с возгласом:
- Мама! – и даже поднялась со своего кресла.
- Радочка! – не отстал от них и Сан Саныч, а Женя просто гаркнул «Браво!» своим непередаваемым баритоном. Но весь этот бурный экстаз в ложе просто потонул в урагане оваций зрительного зала.

Ираида Степановна, невероятно красивая в этот вечер, прижав изящным жестом руку к груди, присела в глубоком реверансе, раз и другой, потом послала воздушный поцелуй Сан Санычу, который стоя приветствовал свою обожаемую жену, а потом приподнял над барьером корзину с цветами. Ираида, рассмеявшись от удовольствия, махнула ему и отошла к остальным конкурсантам.

После того, как всех исполнителей, перешедших во второй тур, представили, они вышли в центр сцены и спели общую песню, после чего вновь сорвали аплодисменты, переходящие в овации, и на этом первый день «Романсиады» наконец-то завершился.

После триумфального вечера вся компания отправилась в ресторан отпраздновать первую победу Ираиды и Виолетты. Аркадий был просто в ударе и порхал возле Виолетты, предупреждая её малейшие желания.

Ираида многозначительно семафорила бровями Лене, дескать, а что я вам говорила. Лена с улыбкой покачивала головой. Сан Саныч с чувством произносил тосты, а Женя подхватывал эту эстафету и чокался со всеми за столом.

Леся восторженно участвовала в общей беседе, потом, выхватив зазвонивший телефон, выбежала из-за стола и вернулась, спустя короткое время, чуть погрустневшая. Но общая атмосфера радости приободрила её, и она вновь просила рассказать конкурсанток, как всё это было, и они с удовольствием повторяли свой рассказ, вспоминая всё новые и новые подробности.

Ираида уже и забыла, как она металась утром перед концертом, и, свысока поглядывая на Веточку, припоминала всевозможные случаи из своей прошлой жизни, в которых она неизменно преодолевала любые препятствия и всякий раз оказывалась на вершине успеха.

Безусловно, многое было приукрашено, и Леся с Леной обменивались понимающими улыбками, выслушивая смешные и курьезные истории, о которых они не только знали, но и которые были чуть-чуть не такими, как в изложении Ираиды. Но ей сегодня было позволено всё и даже больше.

Потом обсудили субботний концерт, где уже будут объявлены победители. Женя сообщил, что все их гости не поместятся в эту маленькую ложу, и он договорился о соседней ложе, которая была чуть дальше от сцены, но зато вместить могла до двенадцати человек.

Потому что на заключительный концерт конкурса должны были приехать Кипеловы, а также собирались Мурадовы, поскольку Марина вернулась из своей поездки в Питер и жаждала встретиться с Леной, которую не видела уже давно.

Кроме того, в Москву на концерт собиралась приехать Серафима. А поскольку без Лёсика она и шагу бы не сделала, ожидался и Илья Сергеевич с неизменной Ниночкой. В общем, компания подбиралась довольно большая, поэтому решено было после концерта отправиться праздновать, чем бы ни закончилась «Романсиада».

Виолетта за ужином всё больше помалкивала и, кажется, начинала уже заранее волноваться перед финальным концертом. Аркадий встревоженно поглядывал на неё и тихонько шептал на ухо ободряющие слова. И Рада, видя эти трогательные сцены, снова принималась многозначительно дергать бровями и делать страшные глаза, отчего Лена неизменно начинала прыскать со смеху, утыкаясь в плечо Жени, а Леся с трудом, но всё же сдерживала смех.

Когда добрались до дома, уже было довольно поздно. Начал накрапывать дождик и все с шумом выгрузились из машины, спрятавшись под зонтики и поскакали к двери, а Евгений отпустил водителя и, подняв воротник пальто, побежал за всеми в дом.

------------------------------
Конец любого романа, как конец детского обеда, должен состоять из засахаренных орехов и чернослива.
Энтони Троллоп
Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить
добрая мама




Сообщение: 10291
ссылка на сообщение  Отправлено: 31.10.22 10:47. Заголовок: Бэла http://forum24..


Бэла Солнце мое! А вот и ты! Да ешё и с продолжением! Убежала читать!
Хотя, надо будет немного освежить впечатления, пойду-ка я вначале чуть раньше почитаю!

Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить





Сообщение: 4048
Настроение: От скоростей и событий ветер свистит в ушах
ссылка на сообщение  Отправлено: 31.10.22 10:51. Заголовок: Лена стояла у двери ..


Лена стояла у двери в гримерку и постукивала согнутым пальцем по деревяшке:
- Мам, мамуля! Ну, открой, ну, пожалуйста, ма-ам!
- Ну, что? – спросила подошедшая сзади Леся. Лена в ответ вздохнула:
- Бесполезно. Заперлась и не пускает. Как там все наши?

- Ну, как? В баре сидят, пока антракт. Тетя Оля всех пытается развлекать. Тетя Фима делает брови домиком, а тетя Нина только вздыхает молча. Дядь Сережа и Илья Сергеич пьют коньяк. Мурадовы пошли поздороваться со своими знакомыми.
- А Сан Саныч?
- Ой, он железно невозмутим, но, мне кажется, тоже ужасно расстроен, но вида не показывает.

- Полковничья выдержка, - кивнула Лена. - А дядя Женя что?
- Что... Сказал - за мамой присмотри, а я тут оборону буду держать.
- За мамой присмотри, - повторила Лена и мягко улыбнулась. Потом вновь стала серьезной. – Я вот тут тоже за мамой пытаюсь присматривать. Только плохо что-то получается, - вздохнула Лена. - Мам! Мамочка, ну открой, пожалуйста! Ну, ма-ам!

- Не понимаю! Чего тут переживать? – всплеснула руками Леся. – Бабуля ведь вообще могла не участвовать в этом конкурсе, но попала на него. Да ещё во второй тур прошла! Это же круто! Я же не расстраивалась, что Эдик Ольшевский тогда получил приз на выставке, а я нет.

- Лесь, ну как ты не понимаешь? У тебя ведь всё впереди еще, а мама…
Дверь внезапно резко распахнулась, и в проеме возникла Рада, подбоченившись и меча глазами молнии из-под грозно сдвинутых бровей:
- Ах вот так?! У мамы, значит, всё позади?!
- Мам, ну я не это хотела…
- А что? Как это можно понять по-другому?! Списали, значит, меня?! Всё? В утиль?!

- Мамуль, ну, что ты говоришь? Ба, ну какой утиль? – наперебой заговорили дочь и внучка, входя в гримерку. – Ты же попала на такой престижный конкурс. Да еще во второй тур прошла! Это же такой успех! Ма! Ба!

- Да! Успех! Ха! Ха! Ха! А Веточке - третью премию Гран-при! Какой-то расфуфыренный смычок! Выскочка! – она картинно упала в кресло и раскинула руки. – Ну, почему всё так несправедливо?!
- Мамуль, не переживай ты так, - Лена подала матери стакан с водой.

Ираида сделала большой глоток и закашлялась – из глаз брызнули слёзы. Леся, подскочив, постучала её по спине.
- Не надо! – отмахнулась та. – Не утешайте меня! Это был, возможно, мой шанс заявить о себе на такой площадке, и что в итоге?!

Она вновь вскочила с кресла и заметалась по маленькой комнатке, заламывая руки. В этот момент в коридоре послышался какой-то шум, дверь резко распахнулась, и в гримерку ввалился Аркадий Геннадьевич: волосы взъерошены, очки скособочены, бабочка сдвинута набок.

- Рада!
- Чего тебе? Пришел насладиться моим провалом?! – рявкнула та.
- Рада!
- Я не дам тебе такой возможности! Иди к своей Веточке и упивайся её триумфом!

- Рада!
- Я тебе не рада! Выметайся! – указательный палец Ираиды Степановны решительно и непреклонно ткнул в сторону двери.
- Да дай же ты мне сказать! - простер к ней руки Аркадий.

Рада вздернула подбородок выше:
- Что тебе ещё?!
- Веточка…
- Нет, ты издеваешься?!
- Рада, умоляю, спасай! – прохрипел Аркадий, окончательно сорвав голос.
- Что ты там шепчешь? Кого спасать – тебя? Веточку?
- Меня... Нас! – на глазах у Аркадия выступили слезы, и он, сдернув очки, утерся большим щегольским платочком, вытащив его из нагрудного кармана.

- Мам, подожди, - остановила Лена вновь готовую взорваться Раду. - Дядя Аркадий, да что случилось-то? Объясните толком.
- Я… сделал Веточке… предложение… руки и сердца, - запинаясь, кое-как выговорил Аркадий.
- Что-о? Прекрасно! – Рада в горестном экстазе театрально воздела руки. - То есть она и третье место получила, и моего аккомпаниатора в вечное пользование! Я только не поняла: ты жалуешься или хвастаешься?! Или она что, отказалась от твоего предложения? Да как она посмела!!!

– Да нет же, не отказалась! – Аркадий трагически вцепился в волосы. – Дело в том… Она так... так разнервничалась, что у неё... у неё от волнения пропал голос. А сейчас будет финальное отделение концерта, где все лауреаты должны петь. И Веточка… - он снова уткнулся в платок, потом умоляюще посмотрел на Ираиду. – Радочка! Прошу тебя! Умоляю!

- Да что я-то могу сделать? Вернуть твоей Веточке голос?! – возмутилась Рада, но уже без прежнего напора. – Я же не ЛОР. Был у нас в семье один такой спаситель голосовых связок, да весь вышел, - выразительно посмотрела она на смутившуюся Лесю.

- Рада, ты... ты можешь спеть вместо Веточки! Умоляю, соглашайся! - он простер к ней руки. – Ну, хочешь, я встану перед тобой на колени? - и он стал неловко припадать на полусогнутые ноги. Леся с Леной бросились к нему с криками: "Нет, нет, не надо!" Аркадий падать на колени прекратил, выпрямился и закрыл лицо ладонями, потом приглушенно пробормотал:
- Она мне не простит, не простит! Я потерял всё! Всё!

- О, господи! Ладно тебе, Аркадий! - раздраженно махнула на него рукой Рада. - Чего ты так раскис? Идем!
Он, отняв руки от лица, ошарашенно уставился на неё и недоверчиво проговорил:
- Ку-куда?
- Куда-куда! Спасать тебя буду! Вас! Пошли, подыграешь мне!

Она подошла к зеркалу, поправила прическу, которая после всех истерик на удивление осталась безупречной, и бодро промаршировала в коридор. Аркадий засеменил за ней, всё ещё не веря своему счастью.

Лена и Леся переглянулись и прыснули со смеха.
- Мам, ну вот всё и разрешилось, - возбужденно проговорила Леся. – Бабуля в таком нервическом настрое сейчас, что какой-нибудь трагический романс споет на ура!
- Леська, ну, что ты так о бабушке? – смеясь, качнула Лена головой. –
Она, правда, расстроилась. Будем надеяться, что у неё-то с голосом всё будет в порядке. Идем, успокоим наших. Они погасили свет и, прикрыв дверь в гримерку, отправились в бар, чтобы обрадовать своих близких новым неожиданным поворотом.

Прозвенел третий звонок, когда все сидели в большой ложе и с волнением ожидали начала гала-концерта. Свет начал слабеть, публика притихла. Оркестранты заняли свои места. На авансцене появился конферансье: финальное отделение конкурса началось.

После выступления Рады ей долго рукоплескали, слышались крики «браво», «бис». Спела она, сублимировав свой нервический настрой, как и предположила Леся, в невероятно душевное исполнение своего любимого романса «Пара гнедых». Аркадий аккомпанировал ей с невероятным пылом и страстью, взбудораженный судьбоносными событиями сегодняшнего вечера.

Поскольку Ираиду не отпускали, она, пошептавшись с Аркадием, сияя улыбкой, объявила, что хочет спеть одну чудесную песню, чтобы поднять настроение такому прекрасному залу. Она подошла к микрофону и, жизнерадостно вскинув голову, задорно запела:

- Трам-парам-пам-пам-парам-пам-пам, парам-пам-пам!
Что за прелесть эта песенка!
В ней есть место поцелуям, шуткам и словам,
В ней простор моим мечтам!

Зал восторженно охнул и запел вместе с Радой. Запела и ложа, где разместились самые горячие поклонники Ираиды Кузнецовой – её родные и близкие.

После того как она допела «Чудо-песенку», публика вновь взорвалась аплодисментами. В этот момент из-за кулис показался председатель жюри, который быстрым шагом подошел к кланявшейся Ираиде Степановне и приложился к её ручке почтительным поцелуем. После чего торжественно объявил, что жюри, покоренное замечательным выступлением этой прекрасной певицы, приняло беспрецедентное решение – вручить Ираиде Кузнецовой специальный приз «Звезда конкурса».

Зал вновь взорвался аплодисментами, а председатель жюри махнул рукой за кулисы, и оттуда выбежала красивая девушка с огромным букетом в руках. За ней семенил грузный представитель жюри с дипломом в одной руке и изящной статуэткой - в другой.

Рада, ошеломленная неожиданным поворотом, забрала букет двумя руками, потом растерянно уставилась на призы. К ней на выручку кинулся Аркадий и отобрал букет. Рада облегченно вздохнула и, сияя улыбкой, приняла из рук представителя жюри свой приз и диплом.

После чего отсалютовала рукой с зажатой в ней статуэткой Сан Санычу, который, выпрямившись у барьера ложи во весь свой бронетанковый рост, от души аплодировал своей прекрасной супруге, получившей наконец-то свою минуту славы.

------------------------------
Конец любого романа, как конец детского обеда, должен состоять из засахаренных орехов и чернослива.
Энтони Троллоп
Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить
Ответов - 185 , стр: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 All [только новые]
Ответ:
1 2 3 4 5 6 7 8 9
видео с youtube.com картинка из интернета картинка с компьютера ссылка файл с компьютера русская клавиатура транслитератор  цитата  кавычки оффтопик свернутый текст

показывать это сообщение только модераторам
не делать ссылки активными
Имя, пароль:      зарегистрироваться    
Тему читают:
- участник сейчас на форуме
- участник вне форума
Все даты в формате GMT  3 час. Хитов сегодня: 20
Права: смайлы да, картинки да, шрифты нет, голосования нет
аватары да, автозамена ссылок вкл, премодерация откл, правка нет



Ramblers Top100